?

Log in

No account? Create an account
 
 
11 April 2014 @ 10:20 pm
Космическое пространство "Трёх сестёр"  
В отличие от большинства московских театралов, я понимаю отчётливо, что "Макбет Кино" поставлен после "Чайки" и до "Отелло", а "Три сестры" - после "Отелло", хотя вынашивались одновременно. Но именно хронологический шаг назад на золотомасочных гастролях МК помог мне понять нечто важное относительно "Сестёр" - самого трудного и некомфортного для зрительского восприятия спектакля Бутусова.
В "Трёх сёстрах" - особое пространство (я не про сценографию, а про ощущение мира, в котором живут герои). Это частично проявилось в финале "Чайки", потом сильнее в МК и "Liebe", когда временами высвечивается лишь крошечная площадка, на которой происходит живое действие, а остальное всё "холодно, пусто, страшно". Ещё сильнее в "Отелло" - с середины 2-го акта исчезает бытовой хаос, сцена (то есть мир) выворачивается наизнанку и герои могут как-то контролировать только небольшое пространство вокруг себя. И ветер стихает, как будто исчезает нормальная атмосфера - движение воздуха происходит лишь за счёт вентиляторов.
Мы инстинктивно боимся бесконечности, хотим думать, что нас защищает голубое небо, озоновый слой, зелёная трава, человеческое тепло, стены и крыша дома, что наш мир - отдельный, в нём действуют законы логики... Но когда ломается система психологической защиты, каждый оказывается один на один с собой и с бесконечностью. Земля летит в пространстве, мы - лишь частички вселенского Хаоса, смысл ускользает. Если герои предыдущих спектаклей сами себя загоняли в эту ловушку, то Сёстры (и брат их Андрей) - уже там, они обречены изначально жить с этим и стараться что-то с этим сделать.
В мире "Трёх сестёр" обычные земные законы не действуют, небо всегда чёрное, как в открытом космосе (а небо - есть, недаром периодически появляется Луна), пейзаж за окном бежит вертикально, часы висят чёрте как, космическая пыль легко залетает сюда, образуя локальные вихри... Сёстры живут, как на вокзале, без дома, без почвы. Потому так стремятся в "Москву", то есть в мир детства, в утраченный Рай, где была защита и зависела она не только от тебя... Потому они так агрессивны и чуть что - хватаются за оружие: они постоянно чувствуют опасность. Потому пытаются спрятаться хотя бы за любовь. И потому такое отторжение у них вызывают Наташа и Солёный: они самые активные, но с противоположной системой ценностей, они - враги. И это вскоре подтверждается: Наташа уничтожает Андрея, Солёный убивает Тузенбаха.
У Андрея в спектакле важная функция, но основное внимание всё же на Сестёр. Остальные персонажи увидены глазами Сестёр, а их судьбы спрогнозированы или даже смоделированы ими - например, самоубийство Федотика.
А вообще остальные живут "нормально", их интересуют "мелочи жизни", и любовь для них - чувство "нормальное": с ревностью, сексом, неразделённостью, с желанием помочь, защитить... ТАК Сёстры любить не умеют: им просто не до того, земля из-под ног уходит, вырывается, как голубой шар из рук Тузенбаха. Выхода нет! Захочешь большого и чистого чувства - вмиг окажешься замотанной в душный ковёр, вот тебе и защита! Или - как Андрей - в паутине рук и ног Наташи. Или - ещё есть решётка на окне. Хочешь защищённости - попадаешь в несвободу.
Вот и оказывается, что единственный способ оградиться от бесконечности - это СТЕНА, которую в финале воздвигают герои между собой и залом. Хотя в "Трёх сёстрах" "театральная метафора" не так очевидна и не так важна, как, например, в "Чайке", тут по-настоящему материализуется "четвёртая стена", разделяющая сцену и зрителей. Поскольку мы смотрим спектакль и находимся "по другую сторону света", нам не понять, как зал воспринимается ОТТУДА, возможно, как тот самый бесконечный и страшный Космос.