?

Log in

No account? Create an account
 
 
29 April 2015 @ 01:23 am
"Мефисто. История одной карьеры" реж. Адольф Шапиро, МХТ, 28 апреля 2015  
Фильм Иштвана Сабо в свое время произвел на меня более сильное впечатление, чем сам роман Клауса Манна. Это не в упрек писателю, просто драматургия его романа очень подходит для кино- или сценического воплощения.
Тень фильма частично ложится на новый спектакль МХТ, а тень героя Брандауэра - на Алексея Кравченко, и сравнения здесь не избежать. Режиссер подчеркивал, что его в данном случае привлекала "русопятая" фактура Кравченко. Честно говоря, мне и Брандауэр тоже казался несколько русопятым, но тут почувствовала разницу. "Мягкое рукопожатие" Хендрика Хефгена в бОльшей степени определяет его характер и судьбу, чем талант, либеральная порода и природная актерская изворотливость. Он все время что-то делает, но так, будто на печи сидит и принимает лишь то, что идет к нему в руки по щучьему велению. Инертность, долготерпение - потрясающие. Это не "история одной карьеры", а история человека, на все готового, лишь бы самому ничего не решать и с места не сдвигаться.
Спектакль прямой, параллели и аллюзии очевидны и правдоподобны. Слово "фашизм", по-моему, на сцене не звучит, и только все тот же немецкий язык и немецкие имена привязывают действие к событиям реальной истории. А театральная условность лишь подчеркивает, что местом этого действия может оказаться любая страна, поддавшаяся таким привлекательным идеям, как национализм. Появление двух охранников-ваххабитов было как гром среди неба, хотя я про них уже читала. Кажется, что слишком прямо, слишком в лоб... если бы не такая точная материализация тревоги за возможную судьбу страны и личного страха очень и очень многих. В общем, это было сильно!
Первое действие - душное, предгрозовое. Тяжелые разноцветные портьеры, песни-пляски на немецком, ряженые актеры в русских шапках и кокошниках, ряженые рабочие - блеск и нищета театрального закулисья. Я немецкого языка наслушалась у Бутусова - жесткого, сильного, брехтовского. Здесь он, скорее, гламурный; музыкальные номера выполняют декоративную функцию.
Во втором действии на сцене появляются свободное пространство... и Чиндяйкин (его Генерал и оказывается настоящим Мефистофелем-искусителем). Сценография - еще один вариант "кабаре-брехт": черные стулья, пианино, репетиционный зал, траурные фигуры актеров в черном. В черное оденется и Джульетта, экзотическая танцовщица, темнокожая любовь Хендрика. Я сразу же предположила, что ее будет играть сатириконовская Лиза Мартинес - так оно и оказалось.
С героем Кравченко до конца не решено, приговор не вынесен. И его метаморфозы, и драма Микласа (очень хорошая работа Андрея Бурковского), и твердокаменность Барбары, и обаятельная властность Генерала говорят лишь о том, что главное - человеческие качества, а не принадлежность к определенной партии и даже не убеждения. Можно предположить, что Хендрик в конце концов застрелится, как Александр Фадеев, ведь это только кажется, что неуемная жажда жизни пребудет с ним всегда.