?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 February 2016 @ 12:09 am
"Колбаса/фрагменты" реж. Ксения Зорина, Центр им. Мейерхольда  
Снова ЦИМ, с которым уже сроднилась за время гастролей Коляда-центра. http://meyerhold.ru/
Драматург Валерий Шергин тоже имеет к Коляде непосредственное отношение, он его ученик, а пьеса "Концлагеристы" идет в Коляда-театре, но в спектакле никакого "колядования" я не увидела, и это, конечно, плюс. Хотя драматурга волнует по сути то же самое - метафизика жизни простых людей.
В первом же фрагменте (после вступления, тревожного и агрессивного, смысл которого я не очень поняла) реализуется вечная метафора: свадьба=похороны. Реализуется прямо: затянутый черным задник (спектакль играется в Черном зале), скорбные лица персонажей, вилы, которые наводят на мысли не только о крестьянском труде, но и об убийстве (на них привязывают цветные ленточки, когда речь идет о чьем-то уходе, просто уходе - не смерти). Суть проясняется во втором "фрагменте", отбрасывающем нас назад по времени (повествование нелинейное), когда Катерина и Руслан привозят домой поросенка, купленного "на откорм". Получается, что свадьба и правда стала похоронами - любви героев (Катерина выходит замуж за другого) и самого поросенка - так как это пир, "не на котором он ест, а на котором его едят" (в виде колбасы).
Поросенок Борька в исполнении актера - главная удача спектакля. Он - живой свидетель происходящего в семействе и с каждым из членов семейства в течение девяти месяцев. Можно даже сказать, что как свидетеля его и убивают, а не только в качестве жертвы. Хотя на самом деле ничего особенного здесь не происходит, просто жизнь: любовь, измена, беременность, ссора друзей-мальчишек, приходы местного попрошайки-выпивохи, мелкие межэтнические разборки (в удмуртской деревне живут и русские, и татары, и некая Ядвига, и сами "вотяки"). Текст доносит до нас множество бытовых подробностей, говорящих о том, что автор знал, о чем писал, и география этих подробностей довольно широка.

Вспомнила рассказ моего отца, выросшего в деревне, о том, как надо было резать поросенка, почему-то не хватило людей, и его - пятиклассника привлекли держать поросенка за ногу. Он говорил, что его не просто била дрожь: руки-ноги тряслись, зубы стучали. Мужики потом пошли выпивать, и один сказал: "Давайте и ему нальем, вон что делается с парнем!" Но остальные сразу возмутились: "Нечего! Мал он еще пить!" Это деревенское ханжество отражено и в спектакле. Папаша дымит, как паровоз, но грозится "убить" сына, если поймает его за курением. Рассказывает "притчу" об убожестве и неполноценности "вотяков", и сам же потом влюбляется в "вотячку", да так, что готов бросить дом, хозяйство, жену и детей, к которым привязан. Но он вернется, и его примут обратно. Эти "духовные скрепы" остаются неизменными, несмотря на мобильники и прочие достижения цивилизации.
На сцене - два ряда стульев, на которых сидят актеры, не участвующие в данный момент в действии. Это - другой "партер", зрители и судьи, перебирающие-пересыпающие в ведрах горсти фасоли - хор, из которого "на сцену" выходят солисты. Помимо Борьки, главным свидетелем оказывается "сватья", но эта ее функция мне не совсем понятна. И финал, закольцевавший спектакль со вступлением - снова агрессия, снова угроза, на этот раз - от Руслана, на которого плохо действует выпивка, - показался не очень удачным. Но в целом спектакль понравился: он интересный и небанальный - при кажущейся простоте содержания и его воплощения на сцене.
За приглашение на спектакль - большое спасибо ЦИМ http://meyerhold.ru/ и mosblog
 
 
 
Татьяна Сенсемилия: Ромашкаsen_semilia on February 10th, 2016 08:18 pm (UTC)
Давно не была в ЦИМе.
lotta20lotta20 on February 10th, 2016 10:27 pm (UTC)
а я зачастила) отличное место!