?

Log in

No account? Create an account
 
 
18 October 2016 @ 03:01 am
"Чайка" и "Отелло" - первые в сезоне.  
"Чайка" прошла 4 октября в Театриуме на Серпуховке, "Отелло" - вчера в Планете КВН. Впечатления решила объединить.
Весь прошлый сезон преданные зрители смотрели спектакли под оптимистическое "ведь не сняли же!" Это действительно утешало: бездомный (теперь уже кажется, что навеки) Сатирикон удержал в репертуаре два своих лучших, но в то же время самых проблемных спектакля ("Оттенки" не в счет, с ними проблемы другого рода). Теперь попривыкли к тому, что и "Чайка", и "Отелло" остались, так что утешительный эффект малость ослабел. Стало ясно, чем пришлось поступиться, на какие компромиссы пойти.
Как ни странно, "Чайка" в чужом, по-иному устроенном зале Серпуховки поплатилась меньше. Бутусов, приспосабливаясь к условиям, там все время что-то меняет по мелочам - будто подкручивает гайки, не давая спектаклю потерять стержень. Само его присутствие (иногда в неожиданных местах) и даже накладки добавляют остроты, зрительского любопытства. Однако теперь непонятны последствия переноса начала спектакля на 19 часов, правда, это больше техническая проблема.
По-другому все получилось с "Отелло". Сначала было даже интересно: отсутствие занавеса, необходимость для актеров все время быть на виду прояснили главную "театральную" метафору. Но теперь очевидно, насколько упростился спектакль, потеряв примерно пятую часть сцен (и это после того, как что-то было убрано в течение первого сезона). У каждого поклонника спектакля здесь своя главная боль: женщины-зрительницы в основном переживают за пропажу "Женских штучек", мужчины - за сцену с "тремя Эмилиями". Но все же главное - исчезла психоделика с коробками и собачкой, то, чего не выносили "простые" зрители и часть примкнувших к ним непростых. Так же они не выносили безумную шишкинскую сценографию - забитое барахлом пространство. С ушедшей частью эстетического наполнения спектакля ушла и часть смысла - как раз та, которую так трудно было сформулировать (за что ее и не любили), но потому и особенно ценная.
Можно, конечно, сказать "спасибо" и за то, что продолжают "выворачивать" сцену... но коробки! Без них Отелло мыкается в пространстве под запись "внутреннего монолога", ему зацепиться не за что!
А "кухня Яго"! Когда-то в ней беседовали два однополчанина, и Отелло отказывался от яичницы лишь потому, что ему было совсем не до еды. Теперь хамоватый Яго готовит лишь для себя, прежняя внутренняя связь между героями нарушена на радость зрителям, которых очень веселит грубое заигрывание с залом. Поведение и сам образ Яго в этой сцене упростились примерно настолько же, насколько упростилась сценография.
Это всего лишь несколько примеров, показывающих, в каком направлении изменился спектакль, и к сожалению, мало надежды, что важные сцены и реквизит вернутся обратно. Мне его страшно жалко, что не исключает привычного "спасибо, что живой".