?

Log in

No account? Create an account
 
 
28 October 2016 @ 12:54 am
"Июль" реж. Дмитрий Волкострелов, театр POST, фестиваль Территория, сцена ММОМА  
Для театра Волкострелова я как зритель - чистый лист. И в этом качестве попробую описать свои мысли и впечатления от спектакля "Июль" - непосредственные, практически ничьему постороннему влиянию не подвергнутые.
Вначале было слово. Текст для женщины исполнительницы, автор - Иван Вырыпаев. Здесь очень важен подзаголовок: текст для исполнения. Пьесой его делает то, что по нему поставлен спектакль, а ремарки на экране слегка компенсируют нехватку сценического действия.
Для режиссера и актрисы, как явствует из программки, самым важным было исследование отношений между текстом и исполнителем. Понятно, что не всякий материал для этих, несколько лабораторных, целей годится. Примитивный не годится, потому что не будет полноценным текстом, а какой-нибудь Бунин своими художественными (в традиционном понимании) достоинствами может увести в сторону от цели. Поэтому был выбран материал-самая жесть - монолог убийцы-каннибала, мужика за 60. Исполняет его молодая хрупкая женщина Алёна Старостина (чтобы у зрителя не было ни единого шанса отождествить актрису и героя), эффект отстранения полный. У актрисы, если уж на то пошло, психотип ближе к жертве. Меня эта ее жертвенность, женственная беспомощность озадачили сразу же. Хотя чему тут удивляться: иметь дело с таким материалом, усвоить (если не присвоить себе) - трудно и страшно. Но видимо, этот страх и первая беспомощность возникают при начале работы с любым текстом. Сперва только пробуешь его на вкус, прислушиваешься к собственным реакциям, потом - все сложнее. Хотя актриса с ним не один на один: на сцене присутствует режиссер. Он выполняет в бОльшей степени технические задачи, но актриса взглядом и интонацией регулярно ищет у него поддержки. И у зрителей тоже. Потому что это спектакль, есть зрители, целый зал. С одной стороны, она ждет и даже просит у них поддержку, помощь, с другой (в меньшей степени) проверяет реакцию, потому что она - исполнительница и это спектакль.

Содержание текста постепенно забирает, захватывает. Здесь важно полное отсутствие фальши, исполнительница (именно в этом качестве) вызывает полное доверие, отсюда доверие к ее рассказу. Усложняется сюжет: у реальной или живущей в голове героя санитарки есть свой текст, и актриса исполняет весь этот словесный материал. При этом темпоритм сохраняется, а сила впечатления нарастает. Сам текст напевный, с повторами слов и метафор, иногда претенциозных ("В июле меда нет"), но очень легко представить себе реального человека именно в таком стиле рассказывающего свою жизнь - самые важные ее подробности.
Санитарка Неля, как прежде священник Михаил - идеальные объекты для любви героя, которую он понимает по-своему. Возможно, все дело в тринадцатилетних коленках Жанны М (герой дает нам намек на объяснение, как он дошел до жизни такой), но Неля и священник - идеальные жертвы. Туда еще впутался "старичок", которому нужно для гармонии свернуть голову, но это уже частности. Отношения с текстом (не только актрисы, но уже и зрителя) оказываются важнее самой истории.