?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 January 2017 @ 11:14 pm
"Чайка", реж. Ринат Ташимов, ЦСД, Екатеринбург  
Начала Колядки спектаклем ЦСД - Боярские палаты, свободная рассадка, сцены считай что нет, максимум приближения к актерам, особенно на 1 ряду. Про "Чайку" все были наслышаны, потому аншлаг случился вскоре после начала продаж; я успела.
Первой появилась Маша с мокрой тряпкой, стала отчаянно намывать пол (нам пришлось поджать ноги), потом собрала большое, бывшее когда-то белым полотнище (такими укрывают от пыли кресла в зрительном зале), и под ним оказалась женщина в инвалидном кресле - актриса Тамара Зимина, которая не покидала сцену в течение всего действия, иногда подавала реплики и практически сделала финал. Довольно быстро стало ясно, что это "театр в театре" и что спектакль имеет основания быть посвященным памяти Валентины Караваевой не меньше, чем бутусовская "Чайка". По прошествии нескольких часов у меня вообще сложилось устойчивое мнение, что ребята видели бутусовскую и "напели" про нее режиссеру, который, скорее всего, не видел. Результат получился интересный - потому что при совпадении главного посыла здесь совсем иной бэкграунд - культурный, социальный, возрастной.

Героиня Тамары Зиминой - "душа" театра и одновременно будущее Нины, а также многих других актрис, кому удалось дожить до преклонного возраста (что при этом вытворяет Зимина на сцене - отдельная песня). Другие персонажи - это актеры, исполняющие роли героев самой знаковой русской пьесы, при этом доводящие свои образы до абсурда. Они тащат на сцену все, к чему привыкли: роскошь театральных костюмов, преувеличенные страсти, убожество реквизита и бытовую бедность провинциальных артистов. Так, немыслимо, утрированно элегантные Тригорин и Аркадина руками едят неразделанную селедку, отщипывая от нее куски. Измазанными селедкой паучьими пальцами, имитирующими движения "письма", то есть набора текста на клавиатуре, Тригорин гипнотизирует Нину. А другую селедку, играющую роль пойманной им рыбы, отпустят в бак с водой, куда Аркадина будет окунать головой Нину... Несколько сильных театральных эффектов: настойчивый запах селедки с луком, голый Треплев (молодой актер Максим Долинин), много воды и мокрых тряпок, много "физиологии", способной вызвать отторжение у чувствительных зрителей. И дополнительно - отвалившаяся от стола ножка (на столе между тем сидит укрытый мокрым "саваном" Треплев и тут же - Тригорин, которого Аркадина и Нина рвут на части). Еще интересный момент - заикание Нины (а потом и Тригорина, и Аркадиной). В первой редакции "Чайки" Богомолова герои испытывают физическую боль, когда дело доходит до творчества. Заикание здесь выполняет схожую функцию.
Очень сильный актерский состав: Маковцева, Ягодин, Алиса Кравцова, Фёдоров, Замураев, Александр Фукалов (знакомый по спектаклю "В этом городе жил и работал..."). Незнакомые актеры - тоже вполне. Это во многом определяет силу спектакля, так как играть "театр в театре" на высоком уровне - задача не из легких. Зрелище получилось довольно мрачное, даже жестокое. Часть мрака удалось снять в антракте - светлой музыкой Нино Рота. Такая "Чайка" требовала особого финала, сложной работы со зрителем, но к сожалению, финал не совсем удался: попытка избежать банальности привела к замудренному и вымученному режиссерскому ходу, так что пришлось спасать дело слезовыжиманием. Жесть и трэш неожиданно перешли в сентиментальность, в слезы по несчастной актерской судьбе. Однако впечатление это не слишком портит: в конце концов финал пьесы действительно грустный.
 
 
 
LiveJournal: pingback_botlivejournal on January 14th, 2017 10:27 pm (UTC)
"Чайка", реж. Ринат Ташимов, ЦСД, Екатеринбург
Пользователь kolyadanik сослался на вашу запись в своей записи «"Чайка", реж. Ринат Ташимов, ЦСД, Екатеринбург» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Чайка", реж. Ринат Ташимов, ЦСД, Екатеринбург [...]