?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 April 2017 @ 11:19 pm
Два "Морфия" - наш и английский  
Боже, как талантлив Балабанов! Пару лет назад я стала смотреть "Морфий" и сломалась на эпизоде с ампутацией. Решила, что досмотрю позже, но это позже никак не наставало. Зато мой ученик, при котором я легкомысленно брякнула, что "Груз 200" - фильм очень сильный, хоть и ужасный, по этой моей "рекомендации" (как он потом сообщил своему брату, друзьям и чуть ли не родителям) посмотрел сгоряча и "Груз", и "Про уродов и людей", И почти все остальные фильмы Балабанова. Потом, правда, мама призналась (сам он об этом не помнил), что года в 3-4 крутил и крутил видеокассету "Брата 2" вместо мультиков и орал, когда ее прятали и ему не давали. Так что восприимчивость к такому кино у него началась с бессознательного. Особенно ему понравился "Морфий", что логично для 16-ти лет (если допустить, что Балабанов вообще годится для этого возраста). Потом мальчик прочитал Булгакова, что нашел, посмотрел экранизации, даже жуткий сериал "Мастер и Маргарита".

Я в это время залипала у экрана всякий раз, когда попадала на балабановские фильмы, но "Морфий" почему-то мне не доставался, а сознательно его досматривать большой охоты не было. Зато недавно почему-то меня вынесло на английскую экранизацию "Записок юного врача" (любопытство, не иначе): узнала, что Дэниэл Рэдклиф - фанат Булгакова, да и вообще - Гарри Поттер в роли русского неврастеника... Сразу скажу, что надолго меня не хватило, но пару серий посмотрела. И это было прикольно, во всяком случае, живее и интереснее, чем недавняя "Война и мир", например. Что оскорбило чувства некоторых российских зрителей - черный, но в то же время легкий юмор, английский юмор, без груза наших ассоциаций и переживаний, без "груза200", в общем. Может, довела бы до конца... но вдруг одолела мысль, что у меня ж еще "Морфий" не досмотрен. И в итоге переключилась на Балабанова, правда, с трудом и зажмурившись пережила сцену ампутации.
Помимо того что от каждого кадра не оторваться, помимо художественной точности бытовых деталей и главной метафоры - страшной ломки, в которую попала Россия после предреволюционного дурмана - есть судьбы бедолаг-героев, из которых мало кто пережил страшную пору. И прекрасные портреты героев, замечательные актерские работы. Прежде всего речь о трех: Леонид Бичевин с тонким и нервным лицом, как будто родом из той эпохи; изящная, светлая, с декадентским надломом и печатью обреченности, Ингеборга Дапкунайте - и Андрей Панин в роли фельдшера (у меня снова заболело сердце, когда он появился на экране). И как всегда у Балабанова, яркие, стильные и точно попадающие в историю актеры на вторых ролях и в эпизодах. Фильм снимался почти десять лет назад, за все эти годы никто к Балабанову не приблизился. Жалко его страшно.
Tags: