муха

"Вий. Домыслы", реж. А.Цереня, ГИТИС, курс Бутусова

"Моя милая в гробу..." Панночка - спящая (не очень -то и спящая) красавица в балетной пачке, Хома Брут - красавчик, лицом и обаянием похожий на молодого Аверина - у бедной Панночки просто не было шансов. Интересно, что метафорическую сущность "Вия" обычно трактуют в духе гибельности женских чар, изначально ведьминского-женского. Чего далеко ходить, это и у Бутусова почти везде так. Но здесь жертва - Панночка, недаром в конце концов ее историю срифмовали с "Женитьбой", только в драматическом, даже трагическом ключе, хотя у героини больше балетно-оперных сестер по несчастью, в какой-то степени это история Жизели, без социальной подоплёки и с усиленной ролью отца, потерявшего самое дорогое, что у него было... из-за девичьих любовных терзаний.
Это второй спектакль Александра Церени, который я видела, и снова он приятно удивил меня сочетанием бутусовских следов (разрисованные зеркала, интересный плей-лист, особая театральная магия) с отчётливым авторским почерком, допускающим комически-бытовые моменты. Актер, играющий Хому - совсем не романтический герой, да и девушки - то виллисы из "Жизели", то совсем гоголевские утопленницы. Балетная тема им очень хорошо даётся, что не отменяет житейского, живого и чувственного. И очень трогательны сцены Панночки с отцом, актером высокого роста, который таскает ее, как ребенка, а иногда как сломанную куклу, до слез трогательно. #бутусовцы
муха

"Нежность", театр Виктюка, 8 июня

"Нежность" , постановка Романа Виктюка, реж. восстановления Сергей Захарин.
Уходящая красота, "вишневый сад" перед топорами. История романтической абсолютной любви по роману Анри Барбюса: письма женщины читает Сати Спивакова, пианистка Басиния Шульман исполняет музыку Брамса, Шумана, потом появляется и струнный квартет. Спектакль был поставлен, как мы поняли, в 2014-м, затем гастролировал, затем игрался уже в новом удивительном конструктивистском здании на Стромынке 6, сейчас восстановлен. Я давно не видела спектаклей Виктюка, а тут прямо совпало: невольно думаешь, как это все будет жить теперь - при Богомолове? Про "новую оптимистическую" только ленивый не вспомнил. Да ещё Сати своим присутствием напоминает о том, как вдвоем с Богомоловым они отжигали в "Машине Мюллер", спектакле, эстетском и по стилистике более близком к Виктюку, чем к Малой Бронной. И правда, ну как? Это же какие-то противоположности. Наивная честность Виктюка, его тонкая музыкальность, вера в любовь - в широком смысле, никакой тебе амбивалентности. Богема против гламура, старое львовское кладбище против свадебного катафалка - понятно, кто победит.
муха

"Голод", реж. Елизавета Бондарь, МХТ, Малая сцена, 2 июня

Очень хороший спектакль, какой-то европейский - по внешнему аскетизму, продуманности, некоторой отстранённости. Отличная роль Сергея Волкова. Тема - кому близка, кому нет (и тот будет просто следить за сюжетом). Герой на почве вечного недоедания видит мир искаженно, боится, что разум скоро ему совсем откажет, а для него это тем более важно, что он писатель и сочиняет что-то философское. Вообще-то подобный эффект бывает и от недосыпа, и от многих хронических болезней - вроде ходит человек по улицам, общается даже, но видит не то, что есть, и к тому же все сильнее погружается в себя. Но голод - это уже не столько о физиологии, сколько о социальном. Одиночество, нищета, профессиональная невостребованность - и вот ему уже кажется, что на него странно смотрят, смеются над ним, хотя этого на самом деле и нет. Потом добавляются эротические фантазии о вымышленной и прекрасной Илаяли, что уже не имеет отношения к философским сочинениям. Непрерывный внутренний монолог героя перебивается сценками-встречами с разными людьми, музыка помогает держать ритм. Хотя игру Волкова не назовешь монотонной, он актер широких возможностей.
С Сергеем Волковым связаны два забавных момента. Когда-то, совсем ещё молодым (22 ему было, по-моему) он получил Золотую маску. Не хочу сказать, что он ее не заслужил, но наверняка тогда были и не менее достойные претенденты. Выбор членов жюри я могу объяснить лишь тем, что они сильно прифигели от его Брехта, в кожаном плаще, при усах, с роскошным сексуальным голосом - и при этом с юношеским блеском в глазах, лёгкими движениями и молодой энергетикой. С тех пор прошло немало лет - и тут здрасьте, "Голод", и снова многие прифигели, разглядев вдруг прекрасного актера, как будто не было других его спектаклей. Ну а я помню и Брехта, и Пэка (опять же в гестаповском кожаном плаще), и Пера Гюнта (спасибо, Боже, что он был), и ещё, и ещё... Но удивление снова есть - потому что персонаж Волкова в "Голоде" - это опять же очень молодой человек (в исполнении зрелого, состоявшегося актера), вариант Раскольникова, только более тонкий, ранимый. И финал изменён по сравнению с романным: этот мальчик ни от чего не откажется, но и выдержать не сможет - очень узнаваемый типаж, герой времени в каком-то смысле.
муха

"Не от мира сего", ГИТИС, курс Бутусова, реж. Александр Цереня, 9 мая

Пытаюсь что-то нагнать, посмотреть хоть немного бутусовцев, выкраиваю свободные вечера и абсолютно не жалею об этом. Драма Островского о "семейных ценностях" переплавилась в горестные размышления и тоску смертельно больной женщины, для которой все формальные ценности уже не имеют значения, а любовь, как оказалось, имеет. Героиня (недавняя Варя из "В. сада"?) существует в манере больше Женовача, чем Бутусова: длинные монологи, внутренняя сосредоточенность, "ком в горле", строгая красота. Это другие суетятся и мечутся, а по ней уже кричат чайки, шумит море, она уже "не от мира сего". Герои-мужчины, правда, тоже далеки от условного "дома Островского", хоть они и при пиджаках, жилетках, с наклеенными бровями. Мне они напомнили персонажей "танцевальных" картин Ларионова, такими их видит Ксения. Перед ее глазами возникают образы из детства (зависть сестры, слепая материнская любовь), "изменная" история мужа, неприятный гость-искуситель... Вновь вспыхнувшая, уже больше духовная и при этом отчаянная, любовь к ней мужа вроде бы возрождает героиню, даёт ей мотивацию жить, но мы понимаем, что это не окончательно. А что сейчас окончательно (кроме смерти, конечно)? Потому финал - временно счастливый, если так можно выразиться (а оно всё временно).
Влияние эстетики Бутусова, конечно, чувствуется, но как-то очень тонко, уместно, точечно. Островский временами кажется Чеховым - и это тоже уместно, да и эта пьеса стала для него последней. Что меня удивило - достоверность режиссерского решения и вообще режиссерского взгляда на тему, неожиданного для такого молодого человека. Да и сам выбор материала удивил.
муха

"Вишневый сад", ГИТИС, реж. Егор Ковалев, курс Ю.Н. Бутусова, фестиваль "Твой шанс ГИТИС fest"

(ТЦ на Страстном)
Сны о вишнёвом саде, о родном доме (и даже где-то о стране), об утраченном счастье, о Чехове, о Бутусове... Раневская, ставшая ведьмой "от горя и бедствий", Лопахин в гриме грустного клоуна, много дерева, как когда-то в сатириконовском "Лире": деревянные "вишнёвые" стволы-доски, лежащие горизонтально в виде театрального помоста, стоящие вертикально, рискованно покачивающиеся, а рядом, разумеется, и топор. Даже самый трезвый из персонажей - Лопахин - не может отделаться от снов, где он мальчишка с расквашенным носом, а юная Любовь Андреевна его утешает - и практичная Варя ему даром не нужна. Но все они и его доводят своим витанием в облаках, своим эскапизмом - и в конце концов именно он наносит им главный удар - реальностью. Никаких социальных противоречий в этом Лопахине нет, хоть он и повторяет, что "мужик" - только психологические. Сделав свой выбор, он растаскивает по доскам и сад, и дом, вырывая их из рук Раневской, чуть ли не отпихивая ее - вдруг прозревшую, окончательно несчастную...
Спектакль родился из режиссерских лабораторных эскизов, он несколько фрагментарен, но цельное впечатление все равно производит - прежде всего благодаря бутусовской атмосфере, причем это не подражание мастеру, а сознательное и пережитое следование стилю. Немного резанули вставленные в монолог Фирса слова Чебутыкина о любви (выходит, Фирса!) к покойной матери Гаева и Раневской. Если учесть, что он постоянно называет их "деточками" , получается странное: с одной стороны, параллель с Лопахиным (вон он чего себе вообразил!), с другой - ну правда, странно это. И ещё было странное - танец Дункана из "Макбетта" в исполнении Раневской. Если Куликов со своими зеркалами прекрасно вписался под эту же музыку в "Макбет Кино", то здесь получилась какая-то имитация пластики частично Суханова, частично Лауры. Нормальный вообще-то танец, но под эту музыку воспринимается именно так. У меня единственное объяснение: что режиссеру очень уж хотелось это сделать ("Макбетта" он видел, я спросила) - ну так пусть же исполняются мечты!
Боже мой, как я соскучилась по Бутусову!
муха

"Мадам Бовари", реж. Антон Федоров, театр Маска, 25 апреля

Очень остроумный, виртуозно сделанный спектакль. Виртуозная игра слов, игра актеров, сложный подбор музыки, видеопроекции, мультипликация. Актеры ни в чем себе не отказывают - ни в псевдо-французском, ни в пластических выкрутасах, играют ярко, до карикатурности. Отлично играют все, даже выделять никого не буду. Основной прием - тот же, что и в "Буковски", где российские бомжи вообразили себя битниками (или вроде того) и разговаривали соответственно - на смешной смеси языков. (В "Ревизоре" по сути происходит то же самое, но... "Гоголь - гений! Спора не будет!").. Правила игры задаются сразу, сюжет известен - и вот уже минут через двадцать все понятно, сидишь, ждёшь развития, а его нет. Остаётся любоваться игрой актеров и речевыми изысками, что само по себе уже немало. К простому, в общем -то, смыслу приходишь сложными способами. Персонажи карикатурны не всегда, временами на сцене возникает такой заряд психологизма, что понимаешь: ну да, Флобер, "Эмма - это я" и все такое... Для меня в этом проблема, потому что, когда персонажи оживают, оказывается, что все они дураки, а я дураков в последнее время не люблю, и сочувствовать им мне трудно. Потому впечатление от спектакля у меня двойственное: отдаю должное таланту и профессионализму, но без зрительского подключения.
По поводу площадки, на которой идёт спектакль. Проект, конечно, коммерческий, хорошего качества (продюсеру Леониду Роберману респект в очередной раз). Но очень уж навязчивый сервис. Перед спектаклем молодые сотрудники настойчиво и жизнерадостно втюхивают бинокль, программки, вино, брускетты ("Нет? Точно? Ну если передумаете - обращайтесь"), завлекают возможностью пронести в зал напитки. Слава богу, никто из соседей этим не воспользовался. "Вы произведете фурор в Руане со своим микроинсультом!"
муха

"Собачье сердце", реж. Антон Федоров, МТЮЗ, премьера, 7 апреля

Спектаклям Федорова присуща некоторая обшарпанность, то у него бомжи, то психи, говорят-бубнят странное, Вот и здесь обшарпанность: в сценографии (старая профессорская квартира), в манере игры и тексте (вначале много бубнежа, необязательных шуток, с подробностями, актуальными отсылками - больше смешными, чем острыми). И герой тоже поживший - успешный и хорошо оплачиваемый интеллигент в возрасте, узнаваемый типаж. Ещё в квартире живёт обслуга, болтается Борменталь, туда заходит охранник. С ними у профессора хорошие отношения, потому как потомственный интеллигент, не нувориш из грязи в князи. Сначала все благодушны, глуповаты, эгоистичны, слишком большое значение уделяют еде, слушают классическую музыку. Преображенскому по сути плевать на прихлебателя Борменталь, а Шарик... ну сдохнет все равно. Все меняется, с появлением Клима Чугункина, тогда интеллигенты (кто-то скажет "либералы") как бы просыпаются, они начинают рефлексировать, рассуждать, бояться, обсуждать возможности отьезда.... Общаться по-человечески, испытывать какие-то чувства. А Зина перестает, как дурочка, носиться по квартире... Потому что все понимают, что натворили. А ещё, несмотря на ненависть, они испытывают чувство вины, да и Шариков временами белый и пушистый, ведёт себя, как ребенок, хоть и испорченный, как его не пожалеть? Интересно, что от последней операции Преображенский как бы уклоняется, и вообще все важное берет на себя Борменталь. Финал меня не очень убедил: цитируя новую экранизацию МиМ, "никогда ничего не бывает, как прежде". В этом смысле мне больше нравится финал спектакля Максима Диденко. Впрочем, поставили его в другое время, и Шариков у Диденко-Деля - это всё-таки "народный герой", он не наделён зловещей властью депутата госдумы (именно так выглядит Максимов в дорогом пальто ближе к финалу, когда произносит знаменитое "душили-душили"). А еще и Гордин, и Максимов вовсю играли (и надеюсь, продолжат играть) в кино абьюзеров и маньяков, и протащили этот свой киноопыт на сцену. Так что не знаю, честно говоря, что ещё можно было сделать с финалом, но он какой-то сказочный.
"Братцы живодёры, за что же вы меня, за что же вы меня, за что?"
муха

"Дубровский", реж. Я.Ломкин, Сатирикон, Дворец на Яузе, прогон

Не знаю, смотрел ли Яков Ломкин "Черного русского" или просто пил из того же источника, что и Максим Диденко, но уже начало "Дубровского" заставило вспомнить тот спектакль: костюмы, проекция темных веток по стенам, черные губы девушек, вся эта нежить, весь этот бдсм в "русском стиле". Ну а дальше, разумеется, отовсюду полез Бутусов. В целом спектакль лихой, не скучный, танцевальный, музыкальный, красивый, и вдобавок можно считать его достоинством множество отлично прочитанных стихотворений Пушкина - то есть рассчитан он на совсем молодую аудиторию, школьников или вчерашних школьников, им он, думаю, зайдет, и это хорошо. Плюс ещё неожиданно удачный Троекуров. Когда-то в "Шантеклере" Игорь Гудеев играл собачку (чудесно), теперь у него целая псарня.
Стихи в основном читает Денис Суханов, но что касается его роли (Дубровский-старший), то смесь французского с нижегородским ему не очень хорошо даётся - как будто аристократа заставили играть "старинного русского барина" (в понимании Якова Ломкина). А вот Сергею Зарубину стиль подходит прекрасно. Князь Верейский - это отдельный номер, яркий и очень неглупый.
муха

К-ф "Мастер и Маргарита", реж. Михаил Локшин

Фильм "Мастер и Маргарита" - это прежде всего красотища! Советский Готэм с признаками собянинских реноваций, Маргарита-Снигирь во всех видах и костюмах, чудесный дворик с кустом роз и романтический интерьер комнаты Мастера, шикарный Воланд... Некоторая неестественность причёсок и грима вполне допустима для такого жанра. Соединив реалистическую и фантазийную линии, режиссер смог реабилитировать (для меня) любовную тему романа, от которой меня всегда подташнивало.
Живет себе молодая женщина: работы нет, детей нет, муж нелюбимый, хозяйством занимается домработница. Вдруг встречает она безусловно талантливого писателя и от скудости собственной биографии цепляется за него всеми силами, получая таким образом смысл жизни и личное счастье. Примеров такой "большой настоящей любви" на самом деле много (жены и подруги писателей, художников, учёных...) В романе есть прямое указание на психологическую зависимость: перед встречей с Азазелло Маргарита мечтает лишь о том, чтобы ее "отпустило", там сплошное "я", "мне"... Отношения героев в фильме представлены более конкретно, к тому же главная тема романа, который пишет Мастер - это их судьба и их любовь, а вовсе не история Понтия Пилата. Поэтому, потеряв Мастера, Маргарита кончает с собой, хотя она получила рукопись, а не занимается, к примеру, ее публикацией. Очень сильная сцена, когда героиня читает роман, уже выпив отравленное вино, говорит о том, что никакая она не Елена Сергеевна.
Юлия Снигирь лучше всего играет женщин с выжженной душой ("Хороший человек", Салтычиха, "Золотое дно"), с бытом у нее похуже, но быта в фильме практически нет. Следуя выбранному стилю, режиссер отказывается от самых "вкусных" эпизодов романа, от разудалого юмора (комические сцены у него тяжеловаты и по сути не смешны). Из второстепенных персонажей на меня самое сильное впечатление произвел барон Майгель. Я не люблю Алексея Гуськова, потому особенно рада признать, что может ведь... Майгель - сдержанный, с привычным, постоянно подавляемым страхом, с личной историей - знакомый, но непростой типаж.
Воланд-Диль, конечно, прекрасный - тут и Гете, и немецкий романтизм, и обаяние зла, и садо-мазо "ночного портье". Когда-то я определила некий типаж актеров-мужчин, назвав их "мессирами" - тех, кто в принципе мог бы играть Воланда. Диапазон велик - от Гордина и Миркурбанова до Богомолова и Олега Ягодина. Поклонниц и поклонников этих актеров объединяет то, что им в принципе нравятся властные мужчины (Олег Валерьянович Басилашвили, Воланд из сериала Бортко, при всем уважении, этому типажу совершенно не соответствует).
Надо отдать должное создателям фильма: если у Булгакова меня коробила очевидная параллель Воланд -Сталин, то в здесь такого не происходит. В фильме есть разве что коллективный Сталин - куча мелких трусливых лицемеров, а также сама идея власти, заставляющая всех плясать под свою дудку, строящая гигантоманские дворцы, контролирующая все идейные запросы. По судьбе интеллигента-писателя, по его личному счастью прошлись катком, разбили все, разрушили, и обращаться к власти, просить о чем-то бесполезно, так как сама власть все это и сделала. Быть интеллигентом (даже вроде бы безвредным) - не смягчающее обстоятельство, как надеялся Булгаков, а совсем наоборот.
Фильм Михаила Локшина хорош именно переосмыслением романа. Мне сатирическая его часть и так казалась убедительной и интересной, а вот с остальным были проблемы, и здесь они как-то разрешились - по большей части.
муха

"Маскарад", Коляда-театр, 28 января

"Маскарад" смотрю теперь лишь ради удовольствия: за столько лет, что идёт спектакль (с 2013 года), забрала из него все, что можно. Меня не раздражает повторяемость приемов Коляды, он настолько хорошо обустроился в созданном им мире, что бывать у него в гостях очень приятно. Особенно, в январе.
Удивительно, но "Маскарад" остаётся живым, совершенно не нафталиновым и очень красивым. Обновляются костюмы, делаются вводы. После "Стеклянного зверинца" было очень интересно наблюдать за Евгением Корнильевым в роли Неизвестного; наконец-то увидела на сцене (в этот раз) Татьяну Бунькову, а то все в фойе... Не порадовала лишь пара Звездич-Баронесса, это не просто другой уровень, это другой стиль игры - водевильный, без шика и иронии. Что-то я не пойму: у них там Рыбкин бегает в массовке, это же чистый Звездич! Но похоже, главное - чтобы он был брюнетом, других объяснений по поводу подбора Звездичей, следовавших за Чопчияном, у меня нет.А вот "старички" все так же на высоте: Ягодин, Маковцева, Цвиткис, Федоров, Макушин, Итунин, Чистяков. И массовка отличная, собранная из старых и новых.
У меня на этих гастролях было пять спектаклей, они закончились, хотя сами гастроли продолжаются. Общее впечатление очень хорошее, как будто на какое-то время нам скрасили жизнь. Главное - чтобы все были здоровы, прежде всего Тамара Зимина и Николай Владимирович.
PS А текст-то у Лермонтова всё-таки отличный, афористичный, яркий, ну как так - в 21 год такое!