?

Log in

No account? Create an account
lotta20
20 February 2019 @ 06:13 pm
В любом путешествии мне нужно заранее иметь если не подробную программу действий, то хотя бы цель, причем тематическую. Если знаешь, что тебе надо увидеть обязательно, остальное как-то подстраивается и подтягивается под это.
Музей Карло Гольдони по средам не работает, но на дом хотя бы можно посмотреть - а это другой берег Гранд-канала, и там университетский район и церковь Санта-Мария-Глориоза-деи-Фрари, куда обычно не доходят туристы (мы в прошлый раз дошли, но были на последнем издыхании, в общем, мне не хватило).
Гранд-канал - это большая засада, на самом деле. Через него проложено всего 4 моста, из которых для туристов актуальны лишь два - Риальто и мост Академии. Набережных нет, и если идти до Риальто, пытаясь сокращать путь, а не по большим улицам, то неминуемо утыкаешься то в тупик, то в воду. Поэтому пришлось нарезать всякие загогулины, с заходом на почту (Николай завел утомительную привычку отовсюду слать друзьям открытки), в сувенирные лавочки (хоть какую-то "мурановскую" стекляшку надо же привезти в Москву) и в магазинчик, где мы традиционно купили 2 пуловера. Наконец дошли до моста Реальто, полюбовались, но из-за солнца и туристов сделать ни одного нормального фото не получилось. Только шикарный вид с моста.



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
Для меня - первый такой, ни на что не похожий опыт. Дирижер и оркестр - очаровательны во всех смыслах и достойны Генделя. Солисты очень артистичны. Поскольку в музыке я не спец, отмечу только, что Красота - именно красота, главное достоинство исполнителя. А Бесчувствию (и самому сильному солисту) по воле режиссера достались наиболее драматичные и эмоциональные сцены.
Первый акт - вариация на тему "Князя" - с девочкой-травести (Красота) в платьице с клубничками, с самим Чикатило (Наслаждение). " Крылатые качели" и вдоволь Сорокина в титрах. "Родители были в опере и не слышали криков ребенка". Убивают тут и уродливую девочку, и мальчика-урода, и младенца - то есть именно детей ( тема времени с темой детства связана напрямую).
Во 2-м акте меняется стиль, появляются "белые воротнички" и разворачиваются офисные страсти. Так, видимо, нужно. Потому что продолжать сорокинщину было бы перебором.
Я переживала за златошвей, за их зрение, но задумку оценила. Они вышивают в реальном времени, происходит материализация чувственных идей.
И еще: участие двух потрясных корейцев придает спектаклю отчетливый привкус Ким Ки Дука.
Постановка выдвинута на Золотую маску в 10 (!) номинациях. Болеть буду за Александра Терехова (художник по костюмам), от которого у нас в обиходе благодаря случаю пара брендовых футболок и черный шелковый шарф метра 3 длиной.



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
08 February 2019 @ 08:23 pm
Я была в Венеции в сентябре и феврале - в составе тургруппы, кавалерийским наскоком: несколько часов на разграбление города. В первый раз, когда приплыли в лагуну, дыхание перехватило, слезы из глаз - потрясение сильнейшее, эстетический удар такой силы получала в жизни очень редко. Во второй раз, точно помню, чувствовала некоторое раздражение из-за самого формата поездки, получился повтор (исключение - собор Санта Мария Глориоза деи Фрари, где практически не было туристов, но добрались мы туда почти без ног).
В общем, вывод таков: первая половина февраля и правда лучшее время для посещения Венеции. Еще нет всяких карнавалов и Биеннале, минимум туристов, цены на "Победу" и отели невысоки, нет жары... И похоже, мала вероятность наводнений. В общем, если нет каких-то особых, привязанных ко времени целей, лучше некуда. Думаю, иначе вряд ли нам бы удалось поселиться в центре в довольно просторных апартаментах с видом на канал.
И тем не менее поездка дорогая, так что 2 дня и 2 ночи оказались оптимальным вариантом. Пожалуй, остальное лучше добрать в следующий раз, через год: острова там, подъем на башню, концерт какой-нибудь...
Как добирались. "Победа" прилетает в Тревизо, оттуда автобусом ATVO, который ходит с интервалом в час - до площади Рима. Оттуда катером (линия 1) в центр, в нашем случае к пристани Сан Анджело. Около 40 евро в целом на двоих в один конец, дороговато, но экономить во время короткой поездки не стоит. К тому же все остальное время ходили пешком.
Что оказалось полной неожиданностью, так это зеленая трава, кусты, вообще много зелени на подъезде к городу, хотя обычные деревья еще листвой не покрылись. Солнце и зелень после нашего снега и хмари - это был сюрприз и большая радость.
Жизнерадостные виды из нашего катера (большая посудина, которая пришвартовывалась к берегу каждые 100 метров, по-моему).



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
Понятно, что успела бы я в Альбертину и подольше погуляла бы рядом с собором Святого Стефана, где венчали, а потом отпевали Моцарта, но мне дома дано было задание посетить музей Фрейда. Который, хоть и не на задворках города находится, но все же далековато: сначала ехать на метро до университетского района, а потом идти пешком, ориентируясь на карту в телефоне.
А собор Святого Стефана такой огромный, что мне никак не удавалось его сфотографировать с приличного ракурса. Получилось только так.



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
На второй день с утра светило солнце, потом небо слегка затянуло дымкой, но я успела налюбоваться на светлый город.



Read more...Collapse )
 
 
 
lotta20
Пока я снова куда-нибудь не сбежала от московской зимы, немного еще расскажу о последней поездке.
Итак, сорвалась я туда ради Брейгеля, но, когда стало ясно, что все билеты на выставку проданы до конца, даже полегчало: чем бросать все физические и душевные силы на возможность краем глаза увидеть его картины в переполненных залах, лучше придумать что-нибудь еще. А Брейгель никуда не уйдет, доберу его по частям попозже.
Если честно... не рассчитывала я на то, что в Вене так много всего! Совсем не рассчитывала. От разорения меня спасло лишь то, что была там всего лишь 2 дня (одна ночь). За это время - 4 музея и Венская опера. Для проформы - венский шницель в кафе и кофе по-венски с "эстерхази" в кофейне. Билеты в музеи - от 12 до 15 евро; поездка в метро (чтобы добраться до музея Фрейда) - 2,20 евро... Дорогой город. Но не жалею ни одного потраченного там цента - стоит оно того!
В Музее истории искусства, рядом с залами Брейгеля, в утешение не попавшим на выставку мультимедийный зал, где можно рассмотреть все в подробностях. Вот вам!



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
Спектакль для двух актеров по двум одноактным пьесам Коляды - "Бесы" и "Дудочка"- о чем я узнала лишь после просмотра. То есть вполне можно было предположить, что во втором действии мы видим реинкарнацию тех же героев: у актеров с сильной индивидуальностью и своей темой все их персонажи немножко родственники.
Первая часть - погребальная песня, два беглых монаха уже умерли, их неприкаянные, не успокоившиеся души бродят "между небом и землей". И оказывается, что даже в этом случае бродить лучше вдвоем, а привязанность к другому человеку - не та любовь, которой ждет от нас Бог (впрочем, с этим надо еще разобраться). Самое интересное, как у героя Ягодина (постарше) и молодого монаха Итунина меняется ролевое поведение. Филипп (Ягодин), сбежав из монастыря, обманом забирает из психбольницы Илью, которого туда отправили из-за обуявших его "бесов", потому что одному ему бродить "скучно". Филипп брутален, физиологичен, с бандитскими ухватками: его отец был священником, отсюда богоборческий бунт. Но вскоре выясняется, что тонкий и звонкий Илья в детстве пережил куда более страшное, а в юности - предательство любимого человека. Немного придя в себя, уже он тащит за собой обалдевшего от вмешательства "бесов" товарища, обещая ему вечную любовь. Для притчи эта история чересчур многословна и переполнена подробностями. Скорее - психологический этюд, которому сценография, монашеские костюмы, "бесовщина" и игра актеров (она очень "грузит") придают смысл и форму философского спектакля.
Во второй части струганые доски, которые раньше выглядели заготовками для гробов, образуют стол, тот самый, о котором "где стол был яств, там гроб стоит". Вместо гроба - большая фотография недавно умершей матери молодого парня (Итунина), и сам он ждет гостей, должно быть, на поминки. Незваный гость - полный фрик (Ягодин), со всем фриковым гротесковым арсеналом, приносит парню весть о тайне его рождения. Не могу сказать, чтобы эта история меня сильно увлекла, несмотря на виртуозную игру актеров, но основная ее тема - все та же ("одиночество - сволочь"). И причина наших бед представляется той же - что-то вроде "первородного греха отцов", искупить который детям теоретически возможно, но очень трудно.
 
 
lotta20
Это уже не постмодернизм, это постирония - видимо, наиболее удачная форма подхода нынешнего Богомолова к явлениям, к которым он испытывает любовь-ненависть: к советскому прошлому и советскому стилю, к власти, к пафосу, к артистам, зрителям и далее по списку... Без привычного стеба и вычурности спектакль балансирует, постоянно оступаясь то в серьезное, то в иронию, а чаще всего зритель сам решает, как ему относиться к происходящему.
Богомолов берет совестскую-пресоветскую пьесу, аж сталинских времен. И оказывается, что жизнь, включающая в себя мысли, чувства, отношения, самопожертвование, тщеславие и проч., может существовать в любой социальной системе и при разных правилах игры, причем существовать органично. Надо только научиться соответствовать, умело сочетать искренность с отстраненностью. Видимо, Богомолов овладел этим умением в совершенстве и легко обучил актеров БДТ играть так, что при псевдо-академической манере они, как по тонкому льду идут - ювелирная работа, от которой у зрителей то в горле ком, то сдавленный смех (открытый - реже, и кажется скорее атавизмом, устаревшей реакцией).
Понятно, что Нина Усатова органична и точна в принципе, по-другому и не может. Но вот Елена Попова (которую я помню издавна) играет профессора Черных: на сцене - женщина в юбке, в пьесе - мужчина. И легко говорит о себе в мужском роде. Да и всех остальных актеров я слушала с удовольствием, всеми любовалась.
Пафосный стихотворный (но далеко не глупый) текст Виктора Гусева, бытовые ситуации - а в итоге спектакль выносит за наши пределы, в космос. Этому способствуют и духовные песнопения (реальные!), и декорации Ларисы Ломакиной, которые кружатся, как в "Космической одиссее" Кубрика под музыку все того же Штрауса, под тот же вальс.



 
 
lotta20
Новый спектакль, премьера этого года. Помнится, пару лет назад эта пьеса Коляде как-то не далась, а теперь... должно быть, что-то изменилось в театре или в обществе. В общем, на мой взгляд, удача - и политическая сатира, как и следовало бы быть.
Привычная колядовская ситуация: в провинциальную глухомань, где всё уже устоялось, прибывает "залетный". В случае с "Ревизором", которого надеюсь увидеть на закрытии - "сволочь столичная", отморозок, здесь - пришелец из "гейропы", почти Гамлет, точнее, Гамлет-лайт. Можно сказать, что мы видим Эльсинор-лайт, а молодой Игорь Бракарь, играющий Чацкого - это Ягодин-лайт. Что совсем не в упрек актеру и вообще никому, потому что даже в этом лайтовом варианте (ну не тянем мы сейчас на Шекспира!) получился достаточно жесткий и интересный спектакль.
Начинается все с ночного тайного гульбища в доме Фамусова, о котором хозяин, как водится, не имеет понятия, что не мешает ему стараться урвать свои радости жизни (как и его дочке, разумеется). Фамусов в данном раскладе - фигура слабая, он домашний, неяркий, пьющий, ни за что не отвечающий (эх, Федорова бы на эту роль!). Он уступает более выразительным - спортсмену (а не военному) Скалозубу, озабоченному пуделю-либералу Репетилову и (внимание!) пляшущему лезгинку Молчалину.
В изображении "фамусовского общества" господствует карикатурность. На балу в нарядах вовсю используется российский триколор (как там было у Маяковского: "И мне с эмблемами платье, без серпа и молота не покажешься в свете!") На ковре - бодаются олени, персонажи по-петушьи временами наскакивают друг на друга, но энергии в этом нет, никто никому особо не соперник.
Когда в начале спектакля появляется Чацкий, он не настоящий, а увиденный глазами обывателей, которые "гейропу" боятся и одновременно ей поклоняются. Интересно, что главный символ спектакля - многочисленный Ждун - привозится именно Чацким, но затем, когда ему начинают поклоняться, воспринимается уже как символ "застоя", когда перемен уже не ждут и даже не хотят, а просто сидят в безобидной позе. Это идолопоклонство очевидно сочетается с низкопоклонством. И сам герой, единственный живой человек, не приписанный ни к какой группе, поглядывает то на одетого в "царское" персонажа, то на мавзолейного "Ленина" - с обоими можно запросто фотографироваться на Красной площади - и не знает, что ему делать.
Пожалуй, спектакль воспринимался бы исключительно как памфлет, если бы не символичный ларь-ящик-гроб и несколько сцен Чацкого-Баркаря - одиночных и почти немых, придающих всему глубину и горечь.
 
 
lotta20
Показ спектакля проходил в Доме русского зарубежья им. Солженицына, что логично: он посвящен княгине Вере Оболенской - одной из самых ярких героинь русской эмиграции, участницы французского Сопротивления, погибшей на гильотине. А поставлен - в театре "Рай-центр" 2-й средней школы г. Скопина Рязанской области.
Образ Оболенской (Вики, как ее звали близкие) в достаточной степени романтизирован, несмотря на довольно большое количество документальных материалов о ее жизни. И спектакль получился лирическим, поэтичным, хотя актеры-старшеклассники старались не перевоплощаться, смотреть на своих персонажей как бы стороны. Перед ними стояла задача: понять, как могла героиня ради принципов и чувства собственного достоинства пожертвовать жизнью - и в художественной форме донести это до зрителей.
Наверняка был целый комплекс причин, которые заставили Веру Оболенскую отказаться от любых соглашений с фашистами. Создатели спектакля выбрали то объяснение, которое было бы наиболее понятно школьникам: княгиня любила свою родную землю, хотя покинула ее подростком, не могла предать ее, равно как и страну, которая дала ей приют, то есть Францию. Для такого подхода есть основания: фашисты действительно предлагали Вере (как и другим русским эмигрантам) пойти на сотрудничество, мотивируя это тем, что "её" России в принципе больше не существует, но она, видимо, даже не предполагала для себя такого исхода. Был, однако, еще один выход: после оглашения приговора, Оболенская могла подписать прошение о помиловании, как это сделали ее соратники - но она и тут отказалась. То есть главной причиной, приведшей Веру на гильотину, была ненависть к врагам ее родной земли.
О том, насколько трагический выбор Оболенской трудно принять школьникам, свидетельствовал кусочек аудио-монолога девочки, который прозвучал в спектакле. По ее мнению, княгиня - просто "дура", а "принципы" во многих случаях следует отодвинуть. Внутреннюю полемику с этим, тоже искренним, "голосом" вели все юные актеры спектакля, но прежде всего исполнительница роли Веры - Аня Зубрилина, девушка поразительного обаяния, которая смогла сыграть свою героиню с очень глубоким наполнением. Мне понравились и остальные ребята, удивительно органично существующие в довольно сложных обстоятельствах. Кстати, платья и шляпки на девушках были подлинными, 40-х годов, из коллекции, и они в них совершенно не выглядели "ряжеными", как происходит во многих ретро-спектаклях и особенно в фильмах. К мальчикам тоже - никаких претензий.

Постановки Владимира Деля запоминаются, как правило, визуальными образами, интересными режиссерскими решениями. Здесь это и образ "войны" - существа без лица, которое тащит за собой непонятно чем наполненную жестяную ванну. И очень красивая, эмоциональная сцена венчания. И черные маски участников Сопротивления. Но главное - то, как использовались чемоданы - привычный, в общем-то, реквизит, возникающий, когда речь идет об эмиграции. Понятно, что эти чемоданы и сами служили хранилищами реквизита: из них актеры по мере надобности доставали разные вещи. Однако главная метаморфоза произошла с ними в самом конце, из них был составлен своего рода курган, после превратившийся в надгробный памятник - как напоминание о том, что настоящей могилы Веры Оболенской мы не знаем, она не сохранилась.
И этот сложный и глубокий образ стал самым ярким - в очень красивом и эмоциональном спектакле.





фото зрителей
за информационную поддержку спасибо moscultura