?

Log in

No account? Create an account
lotta20
Ностальгический спектакль. Мне вспомнилось время, когда эта пьеса Ибсена была моей настольной книгой, а поганец Пер Гюнт - любимым героем. Далекие школьные годы.. но я до сих пор считаю путь по Великой Кривой единственно правильным (для себя). Следуя природным наклонностям, ты неминуемо будешь расплачиваться за все свои ошибки и грехи, но в итоге только так можно заслужить Сольвейг, которая спасет твою душу. Другое дело, что мои желания и амбиции серьезно отличались от желаний и амбиций Пера, но главное остается - "быть самим собой". Правда, по спектаклю выходит, что все это самообман, хотел быть собой, а стал троллем... но это как раз потому, что с пути Пер сбился..
Обращение к этой пьесе для режиссера предполагает пересмотр итогов (промежуточных в данном случае) своей жизни, а значит, будут воспоминания, что выражается в большом количестве отсылок к прежним спектаклям, в том числе старым ("Макбетт", "Ричард III") - и это тоже ностальгия. Первое и второе действия построены по методу "Макбет Кино" - они держатся на ритме, в который надо попасть, и тогда все происходящее обретает экзистенциальный смысл, даже если выключаешь логику. Я получила от них большое удовольствие. Два Пера - это не молодой и старый, это живой Пер и Пер-тролль. Они так и будут существовать на сцене параллельно - Сергей Волков и Павел Попов.
В третьем действии, которое показалось мне бесконечным из-за долгих монологов на фоне общей усталости и "прямой" политики, побеждает "Кабаре Брехт". Поэтичность пьесы отодвигается на второй план, в ход идут обращения к зрителю "в лоб", и это не всегда убедительно и в основном сильно затянуто. Меня не оставляет мысль, что в видеонарезке Леннон появился вместо Ленина)))
Было известно, что в данном случае "предпремьера" - это не просто слово, что не было даже прогонов на зрителях, они ожидаются в сентябре перед настоящей премьерой. А значит, сейчас мы видим эксклюзив, промежуточный вариант спектакля, часть сцен наверняка в итоге уйдет, а время (4 ч. 40 мин.) подсократится. Мне очевидно, что это постановка с очень сложным внешним рисунком, поддерживать который исполнителям удается с большим трудом, хорошо бы им как-нибудь помогли в итоге.
Ну и отдельный ностальгический момент - два стихотворения Арсения Тарковского в авторском исполнении (из "Зеркала"). Мы с ЮБ - ровесники, и у меня возникло чувство, что в ранней юности у нас было много совпадений в увлечениях. Если с Тарковскими более-менее понятно, то любовь к "Пер Гюнту" - это все-таки сюрприз.

PS Спустя 2 дня после показа впечатление улеглось и стало более определенным. Я смирилась с тем, что спектакль поставлен не в Сатириконе, где актеры лучше других умеют совмещать поэзию с философией, произносить большие куски текста по-бутусовски, но при этом четко и осмысленно, где ради крупных планов не нужно выставлять экраны и камеры (мимика все равно будет видна или хотя бы угадана, если смотреть издалека). Когда впервые речь зашла о том, что "Пер Гюнт" будет поставлен не в Сатириконе, меня это очень расстроило, я обрадовалась, что он не состоялся. Теперь - все по-другому: спектакль есть, он будет существовать, хоть и в измененном, думаю, виде. В нем - стихия "Макбет Кино", горькие раздумья "Сна об осени" и брехтовский напористый, грубоватый гуманизм. И мне очень хочется, чтобы над ним еще поработали как следует, и очень хочется увидеть то, что получится.
 
 
lotta20
Симпатичный игровой спектакль на трех молодых актеров. В центре - Раскольников (Мурад Халимбеков), другие персонажи - характерные и даже комические. Игорь Баркарь и Владислав Мелихов мгновенно перевоплощаются, легко цепляют всякие яркие черточки, хорошо их отыгрывают. Всё серьезное прочитывается, с отстранением: письмо матери, разговоры с Соней, легенда о воскрешении Лазаря... Несчастное семейство Мармеладовых и Свидригайлов остаются за кадром, но упоминаются, с ними всё ясно. Для Коляды важно в финале привести молодого героя, с его молодой дуростью, к любви и раскаянию, поэтому он старается четко следовать сюжету. В общем, несмотря на отсутствие формальных признаков эпохи Достоевского (костюмы, декорации и тп), спектакль можно спокойно рекомендовать старшим школьником: с толку не собьет, не запутает, а удовольствие получат.
Самое интересное в "Раскольникове" - это не работа Коляды с Достоевским (видали и поинтереснее), а то, что молодые исполнители, недавно появившиеся в театре, действительно очень хороши: свободны, техничны, видимо, талантливы и преданы своему делу. Собственно, это было ясно уже по январским гастролям. Если говорить о психологизме и прочих тонких материях, новый спектакль не дает таких возможностей для самовыражения, как "Горе от ума", где Баркарь был Чацким, а Халимбеков - Молчалиным. Но в рамках заданных правил (игровой стиль, хрестоматийность содержания) они всё делают отлично.
PS Герой Набокова говорил, что у Достоевского все так просто, что даже и обсуждать нечего: в каждом романе - путь из Содома в Вифлеем))
 
 
lotta20
Европейский взгляд на проблемы современной Европы. Мы - частично Европа, а частично нет, потому интерес нашего зрителя к спектаклю - двойственный, несколько противоречивый и дискретный (то захватывает, то отпускает). Не думаю, что прямо все проблемы нашли отражение в "Буре", но много - это точно. Они выражаются прямо, через текст и зонги, через сценки, подсмотренные в окна многоэтажного дома-корабля, через пластику... через метафоры Шекспира, пропущенные сквозь брехтовскую мясорубку, и через метафоры, доступные современному театральному языку - отличные аудио и визуальные моменты (актеры, медленно идущие по вертикальной стене - это завораживает). Очень понравилась Барбара Нюссе - немецкая Роза (недаром у нее король Лир в списке ролей), зря только ей нарисовали усы и бороду, которые с моим зрением казались просто грязью на лице.
Зонги пелись на английском, и, строго говоря, это временами были не совсем зонги: рэп (чуть ли не уровня Эминема), блюз, рок и тд. Они очень энергетичны, но при этом я бы не назвала спектакль дружелюбным к зрителю. Он жесткий, отчаянный и... необаятельный. Так и было задумано. Персонажи вызывают чувства, которые обычно вызывают подростки - с их глупым бунтом, озлобленностью, скрывающей беззащитность, и неэстетичностью.
Текст временами очень хорош, временами идет мимо.
"Я, наверное, говорю это только потому, что нет тебя... Я смогла стать такой, какой стала, потому что ты ушел".
Немцы перед бурей)

 
 
lotta20
Буквально на днях видела передачу о японской жизни, там принято, оказывается, брать "напрокат", на день или на вечер, не только собачку, но и жену с ребенком или родственников взамен отсутствующих собственных. Это воспринимается как норма, чего не скажешь об истории Баттерфляй, хотя изначально там предполагалось то же самое: временная японская жена для офицера-американца. В 19 веке драма женщины объяснялась романтическими мотивами: поверила в любовь, сама влюбилась. Сейчас к этому объяснению неожиданно добавляется актуальное: девушка из отсталой страны очень хочет стать американкой. Назвать современную Японию отсталой страной язык не повернется, отсюда несуразица в трактовке. Остается предположить, что речь идет не совсем о современности, а о послевоенном мире. Влюбленная Баттерфляй отказывается от своей родины, традиций, веры, близких, все увешивает американскими флагами. Она настойчиво повторяет, что у нее "американский дом", одета соответствующе - в спортивный костюм. По любви, по любви, по любви...
А офицер- практичный мерзавец- искренность чувств не оценил и женился на затянутой в красную кожу американке (костюмы Павла Каплевича). В общем, постановка интересная и в духе нынешних тенденций.
Самые красивые сцены - долгие инструментальные фрагменты ожидания Баттерфляй. А самое красивое - музыка Пуччини, как, собственно, и должно быть. Исполнители в целом хороши, выделить кого-то трудно. Мне не хватило романтики "девушки из Нагасаки", но таковы уж особенности постановки: аскетичная сценография, никакой "природы", только тени листвы по стенам и потолку, много серого цвета.
За приглашение спасибо театру http://www.novayaopera.ru/, сообществу moscultura, проекту https://moscultura.ru/, а также лично tushinetc



Фото поклонов - моё)
 
 
lotta20
Новый "Крошка Цахес" - молодежный дурацкий спектакль. Есть в искусстве дуракаваляние такого типа, к которому относятся снисходительно, объясняя его молодым хулиганством. Это как раз тот случай. С одной стороны - хорошо продуманная сценография и очень хороший саунд: разнородные звуки, измененные голоса, переделанная музыка. С другой - несуразный текст на манер богомоловских "Мушкетеров" (до них здешним персонажам - как до звезды). Бессвязные диалоги, псевдонаучные изречения - все это напоминает анекдотичные ситуации, встречающиеся в театре, когда актеры забывают текст и начинают нести околесицу, выкручиваясь, кто во что горазд. Примерно это выглядит так:
- Ты из леса?
- Я пришел. Ой, что это у меня с микрофоном?
То есть исполнители специально играют "понарошку", постоянно напоминая зрителям, что они, на минуточку, актеры, а не "волшебники" или "просветители". А сам Цахес - Василий Березин - так и вообще режиссер другого театра (об этом он сообщил всем в финале, покидая зал - с упоминанием поставленных им спектаклей). Все бы ничего, если бы не утомительное словоблудие, от которого быстро начинает болеть голова. Понятно, что "так надо" - для чего-то... но для себя я не нашла мотивации, чтобы терпеть словесную какофонию. Слава богу, спектакль идет без антракта и не слишком долог.
И тем не менее. Два исполнителя вписались в происходящее: Василий Березин и Роза Хайруллина (фея Роза). Их реплики и движения по какой-то причине оказываются осмысленными и точными, и тему Гофмана они протаскивают сквозь всю шелуху и белиберду. Роза - это вообще особая песня. Нечеловеческая пластика, ироничная остраненность - в общем, фея она и есть фея, смотреть на нее и ее слушать - особое удовольствие. Ну и надо признать, что часть приколов и реплик довольно остроумны - особенно те, что касаются театра и кино.
За приглашение спасибо театру https://www.ermolova.ru/, сообществу moscultura, проекту https://moscultura.ru/, а также лично tushinetc



фото с сайта театра
 
 
 
lotta20
Очень грустно и обидно. И прежде всего за самого Женовача, который, конечно, хотел, как лучше. У меня есть потребность периодически смотреть его спектакли, но теперь думаю, что стоит это делать только в СТИ: там хотя бы актерам не надо работать на огромный зал, а это на пользу настроению и смыслу. Здесь же получилось одно большое общее место, и каждый актер вынужден играть общее место. Сперва Бурковский-Голубков подавал надежды, но потом и он скис. Пегова - очаровательна и органична, но это как всегда и в данном случае погоды не делает.
"Сны" видит только Хлудов, а это самое простое и очевидное, что можно себе представить. Непрерывно страдать Хлудову-Белому помогают мертвые солдаты, лежащие кучей на помосте, из которых временами кто-то поднимается с речами, а потом укладывается обратно - единственный оригинальный режиссерский прием. Из-за предсказуемости происходящего становится очень скучно. А кому-то - наоборот, интересно, потому что все понятно, ожидаемо и Пореченков с Верником отжигают. Поймала себя на нехорошем чувстве к режиссеру: воспитывая зрителей подобным образом, кормя его манной кашей, театр в итоге получает публику, которая становится невосприимчивой к сложным смыслам и формам. И часто - агрессивно невосприимчивой.
Сценография отсылает не к булгаковским постановкам Женовача в СТИ, а к эпичной "Белой гвардии" - тоже помост, который можно трактовать как корабль, железнодорожный перрон или как плаху. Но не как Константинополь, не как Париж. Лишь дерево и шинели, лишь далекий свист зимнего ветра - сны Хлудова именно таковы. Публику развлекают пьяный Чарнота (грубый, антрепризный Пореченков), элегантный и одновременно смешной Верник (ну все знают Верника!) и живая, непосредственная, хорошенькая Пегова. Получается, что от музыки, которая могла бы скрасить впечатление, отказались в угоду новой моде, но "для души" в таком случае выдвинули вышеперечисленных. Я Пореченкова не люблю со времен старого бутусовского "Гамлета", и с тех пор он лучше не стал.
В общем, хотелось "пирамидону", который достался персонажу Артема Быстрова, зачем-то ради одной маленькой (и не очень удачной) сцены, призванного в ряды.
 
 
lotta20
Сначала как-то не задалось: билеты на выставку берутся заранее, на определенный сеанс - и как на грех именно в этот день я отвратительно себя чувствовала. Сдать билет бы не получилось, слишком поздно. Я представила себе, что надо ехать в метро, потом проходить в музей, где возможна очередь... а потом смотреть абсолютно не жизнеутверждающие картины (так мне казалось). В общем, я не поехала и была права. Но при первой же возможности взяла билет снова, хотя выставка продлится до 14 июля). Трудно сказать, о чем я думала, так как это был вечер 9 мая, и вроде бы снова не задалось.
Вторую половину дня 9 мая все помнят, даже те, кто остался дома: налетели тучи, разверзлись хляби небесные. Все это произошло через 5 минут после моего выхода из дома. В троллейбусе сидели, как в аквариуме, а в метро оказалось множество промокших людей - участников "бессмертного полка" с плакатами и простых обывателей, вышедших погулять.
У входа в Инженерный корпус была небольшая очередь, запускать стали за 5 минут до начала сеанса.



Если кратко: Мунк прекрасен! Иногда зажмуривалась и пыталась проскочить мимо какой-нибудь жести ("смерть в комнате", "больная девочка" и др.), но потом все равно возвращалась, чтобы посмотреть. Экспрессия и правда жизни, настоящее искусство. Что интересно: я вообще не почувствовала, что это картины душевнобольного, как мне говорили. Мне кажется, большинству людей с развитым воображением и нелегкой жизнью хоть иногда являются - во сне или даже наяву - подобные образы. Только запечатлеть их на холсте или бумаге, точно выразив эмоциональные ощущения, доступно немногим. Согласна, что реакция на такое творчество может быть разной, но поскольку Мунк уже официально признанный гений, значит, в большинстве своем зрители реагируют правильно. Но... я все-таки не понимаю, почему на выставке было так много детей. Видимо, родители не заморачивались особо, думая, что дети глазеть на картины все равно не будут, а просто побегают по залам в ожидании, когда их поведут дальше гулять и есть мороженое. Однако опасность же все равно есть: вдруг впечатлительный ребенок зацепится взглядом за что-нибудь особенно тревожное или страшноватое? И кстати, почему их пускали на выставку? (При том, что старшеклассникам не продают хорошие книги с маркировкой 18+)
Что касается меня история Мунка, представленная в картинах и графике, выглядит оптимистично, оказывает моральную поддержку, если так можно выразиться. Потому что мало ли какие сны, мысли и образы преследуют нас в течение жизни, да и основания преследовать у них, увы, есть, они питаются реальностью - но жить можно и нужно! И что-то после себя оставить тоже можно и нужно. Маленькое или огромное - оно все равно отзовется в будущем, где нас уже не будет. И еще есть повод для оптимизма: прожил Мунк прилично, худо-бедно, но долго. И чем дальше, тем менее безнадежным становилось его творчество.
Я много фотографировала, но получилось так себе, особенно с передачей цвета. Так что поставлю только одно из любимых - "Дом в красном плюще".

Read more...Collapse )
 
 
lotta20
До боли знакомый Витебский вокзал. В 90-е мы оттуда ездили из Питера в Пушкин, в основном летом, когда приезжали гостить к свекрови. Следы былой роскоши и историческая наполненность еще оставались в нем, несмотря на обшарпанный вид. Однако можно было увидеть паровоз "Проворный" (тот, который совершил самый первый в истории России ж-д рейс) в стеклянном павильоне. Теперь вроде его отправили на станцию Царскосельскую (надеюсь, речь о Царском Селе).
Зато отреставрировали интерьеры в здании и на выходе к поездам. Более везучие попадают и в помещение ресторана. При мне оно было закрыто, а воли к тому, чтобы попросить охрану, мне не хватило. Да, честно говоря, и так впечатление было очень сильным, я про ресторан вспомнила только на выходе. Чистый модерн. Здание строилось и перестраивалось, но столь прекрасный вид обрело в 1904 году. Очень много света: витражные окна и светильники. Много металла, а для украшения - кованые элементы.



Read more...Collapse )
 
 
lotta20
"Для любви не названа цена - лишь только жизнь одна..." Главная песня и главная тема спектакля. Так получилось, что "белый шиповник" пока перекрыл для меня все остальное. И вот почему. У Богомолова с Достоевским сложные отношения, и я никак не ожидала, что он сделает это: учтет, даже вытащит и предъявит сентиментальную составляющую романа - причем без стеба, без осуждения и даже без оценки. Подобный фокус он уже проделал в "Славе" - там тоже была чуждая ему эстетика и чуждый смысл (если идти по поверхности). И еще более дезориентированный зритель. Здесь-то хотя бы школьная программа в помощь.
Зато и персонажей он предъявил в том же духе, как бы говоря: вам не нужно их любить, или ненавидеть, или презирать, дорогие зрители! Потому что в конце концов они вам не родные. Вам просто рассказывают о вот таких людях, живущих в таком мире, в таких обстоятельствах. Вы тоже люди, так что вам это должно быть интересно. А если у кого-то сердце кровью обливается от их страданий, кто-то глядит с презрением, а кому-то они и даром не сдались... так это все от вас самих и зависит, дорогие зрители: от вашей впечатлительности, эмпатии, ума, вкуса и прочих свойств.
У меня все срослось - и со спектаклем, и с персонажами. Считаю, что это достойное продолжение богомоловских "темных аллей", особенно достоевского цикла, в котором главные темы - горе от ума и горе от любви. "Про любовь" (и нелюбовь) заявлено прямо, про ее цену: "лишь только жизнь одна". Пафосно? Конечно. И даже пошловато немного. Не знаю, можно ли считать это простым совпадением, но "белый шиповник" - родной брат "жутких розочек", а вторая главная музыкальная тема и песня взята как раз из "Служебного романа", откуда эта фраза про "розочки" и произрастает.
Сначала Богомолов (и Достоевский) показывает нам "простенькое" - линию Раскольников, мать, сестра. Здесь все более-менее понятно, но режиссер уделяет этой линии внимания и времени больше, чем ждешь. Затем - поинтереснее. Мармеладов (Илья Дель) - он же не просто тусовщик-алкоголик (что, кстати, вполне годится для этого образа). В его нервном монологе (опять же неожиданно) упор сделан на отношения с Катериной Ивановной, вышедшей за него замуж по необходимости, любившей прежнего мужа (тоже тот еще тип), а Мармеладова - нет. Вот и подспудная причина нравственного падения героя: ему зацепиться не за что, любви нет, а жалость действует недолго. Понятно, что оправдывать его не будем, но причину отметим. И платят за "нелюбовь" оба - и Мармеладов, и Катерина Ивановна - смертью, не жизнью. Вообще интересно, как Богомолов каждого из персонажей лишает оправдания, связанного с финансовыми или социальными проблемами, переводя все в плоскость философии, психологии.
Свидригайлов (В.Дегтярь). Его обычно рассматривают как "двойника" Раскольникова. Здесь - не совсем так. Понятно, что он человек мыслящий, очень умный, но абсолютно выбитый из колеи любовью к Дуне. Он не навязывается Раскольникову в "духовные братья", у него к нему практический интерес и необходимость в слушателе. Пытаясь как-то выжить, он цепляется за проверенное - за сладострастные ощущения и мысли по поводу своей юной невесты. Прочитала где-то, что такой Свидригайлов не застрелится, а спокойно женится - вот уж нет! Конченый человек, потому и Дуня "другому отдана", хотя любит именно Свидригайлова (а кто ж его не любит? из читательниц, разумеется). Дуня уходит с Лужиным вопреки здравому смыслу.
Особый интерес - Раскольников и Соня, резко противопоставленные друг другу. Я впервые видела на сцене Дмитрия Лысенкова и скажу, что это самый умный из возможных Раскольниковых - мыслящий и тактически, и стратегически. И все, что про него говорит Порфирий Петрович - правда, включая невозможность совладать с "природой". Соня (Марина Игнатова) - старше, что обусловлено всяким "опытом", но главное - не думающая вообще, у нее какие-то другие способы познания людей и мира. Отсюда - нестыковка, диссонанс, обреченность. "Страдать" вместе они еще могут, но любви тут взяться неоткуда.
Очень интересный Порфирий (Новиков), его диалоги с Раскольниковым - зрительская радость. А еще он отлично показывает внутренний перелом, который произошел в следователе после признания Миколки. Когда он понял, что перегнул палку, заигрался - и ему стало уже "все равно".
В спектакле минимум постановочных эффектов: аскетичная сценография, светящиеся контуры (видимо, из "Трех сестер" сюда перебрались). "Советские" платьица и подходящие случаю костюмы. Хороши прежде всего персонажи (текст плюс актерская индивидуальность и точность исполнения плюс еще что-то...) Удивительно хороши!
 
 
lotta20
Премьерный спектакль Гоголь-Центра. Автором заявлен Кирилл Серебренников, но понятно, что лучше в этом смысле ориентироваться на более раннюю информацию, когда автор жил под домашним арестом и вся нагрузка по реализации его замысла приходилась на режиссера Евгения Кулагина.
У меня уже был опыт знакомства с постановкой, когда "главный" определял идею и эстетику, а до ума все это доводил "другой" (речь не о "Маленьких трагедиях", которые я считаю авторским спектаклем Серебренникова, пусть и с недечетами, вызванными ситуацией). Так что у меня не было завышенных ожиданий, а были вполне определенные - и они оправдались. "Барокко" - страстный и очень красивый спектакль, переполненный музыкой, с роскошным видеорядом. С исполнителями, которые готовы жилы рвать, и приглашенными звездами, с несколькими абсолютно прекрасными сценами. Сильное и очень приятное эстетическое впечатление. Но без сверх-смысла, который, кстати, из примерно такого же набора эстетических эффектов возникает в "Машине Мюллер" (то еще барокко!)
Если судить по "Шекспиру", Кулагину, при богатстве фантазии, вообще свойственно иллюстративное отношение к материалу, будь то литература, музыка или исторические факты. Впечатление иллюстративности остается и от разного рода цитат, которых очень много в спектакле. Когда проходит первый шок от игры с открытым огнем, возникает привыкание, огонь воспринимается обычным эффектом, наряду с остальными... к которым тоже возникает привыкание. Так что самыми сильными оказываются первые 10 минут спектакля (а также отдельные музыкальные номера и дивертисмент Никиты Кукушкина - "bisogno morire"). Роскошное барокко вступает в противоречие с моментами трагической реальности. Поскольку тема матери философа со спичечным коробком в кармане мне в принципе близка, я это противоречие хорошо чувствую.
Получается ода бунтарям, обращенная к тем, кто настоящим бунтарем никогда не будет, чьи представления о свободе ограничены личными потребностями. И дело не только в том, что бОльшая часть публики ГЦ - люди благополучные, просто "барочная" подача как-то не стыкуется простотой настоящих жизненных трагедий.
Возникает сразу же мысль: а если бы у Серебренникова была возможность прямо заниматься всем процессом постановки, удалось бы избежать этого красивого скольжения по поверхности? Найти сверх-смысл? Трудно сказать, но спектакль, по-видимому, был бы иным.