?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 September 2010 @ 02:22 am
"Мера за меру" театр им.Вахтангова, 8 сентября  
В самом начале - красивая музыкально-пластическая увертюра,  в течение которой сцену основательно (но не беспорядочно!) замусоривают пластиковыми бутылками и прочим вздором - но делается это по правилам и очень эстетично.
Затем все эти символические результаты  любвеобильного и мягкого правления герцога Винченцо сгребаются чем-то вроде снегоуборочных лопат, в стране наводится порядок: на смену белокостюмному Герцогу приходит серый очкарик Анджело.
Вроде бы Герцог сделал верный шаг, передоверив правление суровому наместнику: уж больно все распустились! Но, как обычно бывает, первое примерное наказание падает на голову слабых и безобидных: трогательные влюблённые не стали почему-то оформлять отношения, и теперь маленькой беременной Джульетте грозит позор, а её любимому Клавдио - казнь за прелюбодеяние.
А я как увидела эту пару - так сразу же полегчало на сердце: после мхатовских постановок Бутусова у меня почти не было надежды, что какие-то его персонажи вызовут сочувствие. И уж совсем порадовала Изабелла (Евгения Крегжде), раскидывающая руки, подставляющая лицо небесным лучам, как будто пробивающимся сквозь высокие потолки монашеской обители.
К тому же этот спектакль - с Героем. Даже с двумя - при том, что Герцога и Анджело играет один актёр - замечательный, впервые увиденный мною Сергей Епишев, подчёркивая этим духовное родство и даже двойничество - властителей ли - или просто людей.
Композиция закольцована: в финале мусор снова заполняет сцену, а Изабелла вынуждена бороться уже и с новыми домогательствами. Чистая и сильная девушка оказывается непреодолимым искушением не только для поганца Анджело, но и для добряка Герцога - видимо оба они уже слишком пресытились доступными наслаждениями. Ни о какой награде за добродетель (как у Шекспира) речь не идёт. Скорее, как раз об искушениях, которые неодходимо, но невозможно преодолевать, о нравственном выборе, который оказывается неоднозначным, о том, что палачи и жертвы - одной крови...

Эмоциональный фон спектакля, впрочем, спокойный. Главное тому объяснение, на мой взгляд, в том, что Бутусов перестал быть "актёрским" режиссёром. Если раньше он помогал актёрам подходящими мизансценами, светом - всем, то теперь он просто использует их как краски.
 То, что вполне годится для кинематографа, для театра... тоже годится, конечно. Но поскольку основная энергетика спектакля идёт именно от актёров, то им приходится в какой-то степени соперничать с почти совершенной сценографией, прекрасно подобранным музыкальным рядом, которые погружают зал в почти гипнотическое состояние, - чтобы не стать только тенями, набросками фигур на объёмном полотне режиссёра.
Но лучшие сцены спектакля, пожалуй, те, где актёры ваступают именно в виде ФИГУР - танцующих или странно двигающихся - постепенно возникающих на чёрном фоне. Здесь у каждого свой сюжет и нет лидера - как на некоторых картинах Брейгеля.
Очень красиво, изысканно и глубоко. Этот ребус (как и многие другие в спектакле) можно разгадывать, а можно просто впитать в себя и в себе оставить.
И потому я далеко не уверена в том, что Бутусову сейчас нужны суперактёры c резко выраженной индивидуальностью, которые невольно будут ломать строгость и чёткость его замысла, нарушая единство формы и содержания. Мне же, как и в случае с "Ивановым", всё-таки недостаёт тех искр и молний, которые рождаются  при столкновении разноимённых зарядов.



фото Евгения Люлюкина http://www.theatricalreporting.narod.ru/teatr/vachtangova/mera/index.html
 
 
 
bertran01bertran01 on September 9th, 2010 07:18 am (UTC)
Мера за меру. Театр им.Вахтангова. 8.09.2010

Спектакль определенно, без скидок на очарование любимого имени - удачный. Хотя и странно было наблюдать знакомые режиссерские приемы, пропущенные через актеров с чужими лицами и чужой энергетикой. Но это ничего… ничего: спектакль получился, и вполне может быть рекомендован к просмотру. И даже неоднократному.
…В списке исполнителей мне было известно лишь первое имя: Сергей Епишев (парадоксально, но увидела его когда-то впервые, сразу запомнив, в никчемной антрепризке) - у Бутусова он сыграл герцога Винченцо (обращенного в монаха) и его наместника Анджело. Ну, и последнее в перечне имя Виктора Добронравова было не чужим (особенно в контексте Сатирикона); у Бутусова он сыграл три маленькие, но, в общем-то заметные роли - судью, приговоренного к казни Бернардина и совершенно потрясающего гонца (видимо, именно он когда-то брёл с помилованием Кларенсу).
Первое появление - и сразу отмечаешь потрясающую пару влюбленных Клавдио (Владимир Бельдиян) и Джульетту (Мария Бердинских). Джульетта вообще потрясающе сыграна: малышка с огромным животом беременной, тонкими руками, поднятыми плечами и постоянной смесью испуга и отчаяния на лице - потрясающе!
Очень хороша Изабелла (Евгения Крегжде). Чистая, нежная, во всем искренняя девушка... когда она поднимала лицо к небу, не было понятно: то ли столб божественного света падал на ее лицо... то ли лицо само светилось божественным светом.
Понравился тюремщик - Артур Иванов; понравился Леонид Бичевин, особенно когда играл он палача Сукенсона, уверенного, что умерщвление человека есть высокое искусство.
Отдельное спасибо мастеру по свету Майе Шавдатуашвили - просто безупречная работа.

Музыка. Настоящий бутусовский подбор звукового ряда. Из серии: узнать, что это звучит, срочно достать, закачать, насладиться (и как это мы до сих пор БЕЗ ЭТОЙ музыки жили, а?).
Бутусовское самоцитирование, очень явственное, но меня, впрочем, не раздражавшее совершенно (как говаривал Высоцкий: Сам пишу, сам у себя и ворую). Вот - в сцене пожара мечется между языками пламени человек – точь-в-точь, как ослепленный Глостер... Вот - уходит персонаж к заднику, пропевая свой же текст: повтор ареста Кларенса...
Ну, и Бог с ним. Красиво. И к месту - и здесь, и там.

Первая сцена - великолепно красива! Сразу захотелось ее повторения... ее и повторили в конце с относительной точностью, как бы закольцевав действие.
Стремительное (и очень эстетичное) превращение сцены в свалку, проявление на ней всех возможных пороков - и белокостюмный Герцог, пассивно на это... нет, даже не взирающий - просто смотрящий внутрь себя. Огонёк - и всё сгорает в пламени пожара, а на месте доброго безвольного Герцога появляется его Наместник, строгий, справедливый и бесстрастный, как Архангел с карающим мечом... Первым делом - вычистил остатки грязи. Вторым - взялся за человеческие пороки, обвинив в грехе прелюбодеяния двух нежных влюбленных. По уму - верно, ибо сходить в церковь они не удосужились... По сердцу - нет, ибо в своей искренней и нежной любви они безгрешны перед Богом и людьми...

…Хорошо ли кончился спектакль? Вроде бы – да! Поверженный порок лежит у ног, все живы и, наверное, счастливы… Но странно: поставив действие с громадными «провисами» посередине второго действия, режиссер ускорил и смял финал. Хотя вот этот (вроже бы смятый) финал получился – великолепный, зал принимает действие восторженно… Хотя точек над «i» не расставлено совершенно.
Впрочем… какие там точки: всё по кругу, как всегда… Все мы (и ОНИ) люди с однотипными реакциями: впала в истерику – ладонью по щеке, чтобы успокоилась… И нечего лицом светиться, надо жить проще…