?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 October 2010 @ 02:59 am
"Король Лир" 21 октября  
В "Лире" велика роль всяческой тактильности - это одна из особенностей спектакля.
Любовь, ненависть, забота, желание поддержать выражаются через прикосновение, и в этом сказывается неравнодушие героев друг к другу, преодоление одиночества - то, чем мне так дорог спектакль.
Иногда такие моменты не вполне логичны, но в образной структуре спектакля они постоянно подчёркивают мысль о необходимости борьбы с всеобщим очуждением.
Нововведённая пощёчина, данная Корделией своему неудавшемуся жениху, немного странна, но она из этой же серии. Более понятен удар Гонерильи кулачком по голове шута, когда она пробегала мимо него к отцу.
 Сцены Глостера с сыновьями и Лиром в этом смысле вообще совершенны. Я уже писала, что перчатки Глостера в 1-м действии не только обозначают его отстранённость, отдельность и высокомерие, но и заставляют зрителя фиксировать внимание на моментах тактильности, которые иначе были бы не так заметны.
На последнем спектакле слепой Глостер цеплялся за Эдгара, искал на ощупь руку Лира ещё более... достоверно, что ли - чем обычно. Это было совершенно естественное поведение недавно (!) ослепшего человека - но театральная выразительность не пострадала ничуть, даже, наоборот, усилилась.
А как потянулся к королю Эдгар, будто сказать что хотел, а по сути - просто прикоснуться, быть вместе с отцом и Лиром...
А как плакал Глостер, уткнувшись в плечо сына, прижавшись к нему в сцене с Освальдом - когда был уверен, что сейчас будет убит, и напоследок чувствовал живое человеческое тепло...
Вот эти несколько последовательных сцен, соединённых в микроспектакль, мне и раньше казались отдельным шедевром - прежде всего, шедевром режиссуры. Теперь они стали ещё сильнее: виртуозно балансирует Райкин на грани комикования и трагедии (и весёлый зрительский смех тут уже не помеха), очень вырос по-актёрски Артём Осипов, который совсем недавно всё-таки проигрывал своим более опытным партнёрам, несколько изменился сухановский Глостер.
На мой взгляд, теперь нет такого сильного перепада между его героем в 1-м и 2-м действии: ослепший Глостер - всё тот же сильный и властный человек, каким он был когда-то, в его преображении больше психологизма, оно более естественно... но это всё равно ПРЕОБРАЖЕНИЕ.
И совсем уж великолепен его метафорический проход  с Эдгаром: ускользающая жизнь, утрата телесности, полная сосредоточенность сына  - и ПРОЩЕНИЕ.
"Лир" - спектакль неровный, он менялся уже и на моей памяти, и не всегда к лучшему, но эти сцены сейчас находятся на немыслимой высоте искусства: вдохновенная режиссура, рассчитанная на прекрасных актёров с максимальным использованием  их возможностей, предполагающая эмоциональное воздействие на зрителей - чтобы поняли, почувствовали, полюбили...



фото А.Кошелева
 
 
 
gala_spb on October 24th, 2010 03:19 pm (UTC)
Ах, как я с Вами согласна! Я то смотрела сатириконовского "Лира" только однажды (и это был мой первый спектакль в "Сатириконе" вообще, и имя Суханова я тогда услышала впервые). Но этот проход Глостера с Эдгаром через всю сцену так и стоит у меня перед глазами, это была квинтэссенция впечатления от спектакля вообще.
По поводу тактильности - на мой взгляд, это идет от пьесы. Аникст говорил, что в системе образов Шекспира в каждой пьесе есть свой центральный образ. И для "Лира" - это образ постоянного и недружественного взаимодействия тел. И сам Лир очень часто говорит о конфликте как о бунте частей тела (рот, рука) друг против друга.
lotta20lotta20 on October 24th, 2010 03:43 pm (UTC)
Если бы только "недружественное", было бы намного мрачнее. Но в спектакле много и дружественного: Глостер, проходя мимо Шута, дотрагивается до его руки, Кент хлопает по плечу слепого Глостера, не имея другой возможности поддержать его... Герои обнимают, укрывают друг друга одеждой... Для меня эти прикосновения не противопоставлены всяким толчкам и ударам, они в одной системе - как попытка почувствовать близость другого рядом с собой. Вот и сёстры обнимают Корделию, вроде бы в тайне радуясь её беде - но инстинктивно стремятся помочь ей и невольно тянутся друг к другу даже в моменты ненависти.
И инстинктивно шарахаются от Эдмонда, отталкивают его вдруг - несмотря на вожделение, причём обе.
Аверин сейчас играет очень неровно, его Эдмонда не поймёшь. Но в лучших спектаклях очевидно тяготение Эдмонда к отцу - естественное, даже после уже свершившегося предательства.