?

Log in

No account? Create an account
 
 
31 October 2010 @ 12:48 am
"Медея" МТЮЗ, 30 октября  
Хорошо осознавая тот факт, что режиссёр - не мой и спектакль - не мой, я уже летом собралась посмотреть его ещё раз.
Причин тому было две. Во-первых, хотелось компенсировать Ники отсутствие в гастрольной программе Молодёжного театра на Фонтанке "Медеи", которую мы видели летом в Питере (она ему страшно понравилась). А во-вторых, опять же в течение того питерского спектакля мне вдруг остро захотелось пересмотреть московский.
В своё время особой непосредственной зрительской радости он мне не доставил, зато доставил опосредованную - возможностью ПОСЛЕ подумать, повспоминать и почувствовать... Такую вот радость, вызванную послевкусием, в котором задействованы мозги, я со временем стала ценить очень высоко.

Что бы там ни говорил Ники, но питерская "Медея" проще даже по замыслу. Это спектакль-противоборство женщины Медеи и всех мужчин, в каждом из которых ей видится Ясон (недаром все мужские роли играет один актёр).Cпектакль очень энергетичен за счёт настойчивого воплощения этой темы, предполагающей острейший конфликт, и за счёт страстной игры Дарии Юргенс.
В "Медее" Гинкаса - не менее настойчивые вставки из стихотворений Бродского серьёзно усложняют спектакль ассоциациями, подтверждёнными стандартными костюмами мужчин, телогрейкой кормилицы, резиновыми сапогами, "кухонными" темами... Налицо духовная связь героев с застойными диссидентами или конформистами.
Ехидный Ники, уставший от бесконечного монолога Ясона, заметил, что от героя веет такой же тоской, как от многих моментов в советских фильмах ( "У Витьки Манохина на участке трубы прорвало"), а Креон - почти что "старый хрен Блиндяев, член партии с 37-го года". Забраковал он и финал - за ненавистное розановское любование простыми радостями жизни.
Что касается меня, то московский спектакль понравился мне не меньше питерского, и со многими  оценками Ники я не согласна.
Застойно-интеллигентские мотивы, на мой взгляд, поданы достаточно мягко и лишь добавляют в спектакль дополнительные ноты.
Финальный монолог кормилицы, конечно, розановский по содержанию, но его произносит Галина Морачёва - абсолютно непростое, незаземлённое существо, и ей удаётся высвободить из рассказа о простых жизненных радостях чистейшую духовную составляющую. Возникающее при этом ощущение ценности жизни не имеет ничего общего с привычными банальными представлениями.
Очень сильная героиня у Карпушиной. В отличие от Дарии Юргенс, которая играет не столько реальную женщину, сколько её чувства, мысли, страдания, она создаёт более конкретный образ. Недаром у меня возникли чёткие ассоциации с определённым человеком. Великолепен Ясулович в роли Креона.
Что касается Гордина-Ясона, то я снова чуть не уснула во время его монолога, не подкреплённого хоть какими-нибудь режиссёрскими фишками. Для того, чтобы вот так, с кажущимся бесстрастием, произносить длинный текст, надо обладать харизмой по крайней мере Депардье. Иначе абсолютно не верится, что совсем недавно этот герой жил жизнью, до краёв наполненной любовью, ненавистью, кровью и честолюбием. Возможно, он ТАК устал - но слушать столь усталого человека очень трудно, а значит, неинтересно.
В целом же спектакль очень хороший, я рада, что был повод, возможность и время увидеть его ещё раз. И насчёт дальнейшего послевкусия - уверена, что оно будет.