?

Log in

No account? Create an account
 
 
05 December 2010 @ 01:41 am
"Господа Головлёвы" премьера, 4 декабря 2010  
Мне кажется, члены съёмочной группы (особенно, режиссёр - Александра Ерофеева) совершили настоящий творческий подвиг, создав экранизацию одного из самых сложных и знаковых русских романов в рамках предложенного формата.
Две серии телефильма, полтора часа. 
Сердце кровью обливается при мысли, сколько всего осталось за кадром! Это чуть ли не единственная претензия к фильму - мало, мало (времени, персонажей, сюжетных линий). Однако пожертвовав многим (важным и серьёзным), создатели  сумели выразить главное - своё личностное, глубокое и очень интересное прочтение романа, показав его вневременное значение.
Пока всего несколько мыслей по первому впечатлению.
Композиция получилась довольно сложной и прихотливой. Но я думаю, что даже зритель,  не знакомый с текстом романа, сможет разобраться в сюжете. Две основных сюжетных линии связаны с Порфирием Головлёвым и Аннинькой, их переплетение,  потом  соединение, а также крупные планы Иудушки раскрывают главную тему фильма.
Лицо Суханова-Порфирия заставляет вглядываться в него, пытаясь понять, что это за человек такой - Иудушка, почему один из самых зловещих героев русской классики вызывает непреодолимый интерес. Щедрин, сам себе противореча, писал то о незамысловатости своего персонажа, то о тайне, ощущение которой явственно присутствует в фильме.
Лицемерный и многословный Иудушка, вроде бы твёрдо идущий по выбранной им дороге, приносящий в жертву своим интересам всех встречных-поперечных, на самом деле необъяснимо сложен. Невостребованная сыновняя любовь к матери, загнанная в подсознание, приводит к внутреннему одиночеству и как результат - к глубочайшему эгоизму.
Не только зрители вглядываются в Порфирия - он сам как будто всё время хочет что-то понять в себе. Это не рефлексия, скорее, познание себя идёт на уровне ощущений. В этом смысле показательны первые сцены с Аннинькой - Полиной Агуреевой. Сдерживаемое вожделение Иудушки по сути является выражением тяги абсолютно одинокого человека к существу сложному, нервному, умному - возможно, способному что-то понять, разделить, чем-то помочь. Это понимание, в общем-то, и происходит в конце фильма, когда они - уже безнадёжно несчастные - оказываются вместе перед лицом надвигающегося конца, и от их последних внутренних решений зависит спасение души (жизнь-то спасти уже нельзя, как и воскресить погибших).
Я очень благодарна автору сценария за осторожные, но серьёзные изменения в тексте, избавившие роль Иудушки от чрезмерной слащавости, которая совершенно по-другому, нежели сейчас, воспринималась во времена Щедрина. Экранизировать "в лоб" старые романы - дело ненужное. Герой, вызывающий однозначное эстетическое неприятие, не может всерьёз заинтересовать зрителей.
Что касается остальных персонажей, то и тут попадание в образы, на мой взгляд, точнейшее. Они хороши не только по отдельности, но и все вместе. Очень достоверное ощущение пусть вымороченной, но семьи. А отсюда - и осознание БЕДЫ, которая произошла с людьми, способными любить и понимать друг друга, но не сумевшими справиться ни с собой, ни с обстоятельствами.