?

Log in

No account? Create an account
 
 
24 December 2010 @ 06:21 pm
О "Лире" 23-го декабря  
Последний "Лир" сохранил почти все недавние изменения. Правда, по счастью, вернулся цирковой марш в сцене боя Эдмонда и Эдгара. Правда, исчезло "эхо" в некоторых моментах (например, при словах Шута "а я лягу спать в полдень") - но может, и это вернётся.
"Уход" со сцены ослеплённого Глостера стал более динамичным.
"Одетость" избитого Кента уже не кажется мне принципиальной: ведь главное в данной сцене определяет изумительная игра Трибунцева. Но всё же это "отнимает какую-то существенную малость" у образа.
А вот расстёгнутые верхние пуговицы на рубашке Глостера как раз добавляют "существенную малость", делая сильнее контраст между героем в 1-м действии и во 2-м. Правда, теперь он уж совсем не похож на старика... "да ещё эта повязка придаёт ему такой вид - более моложавый" :) Но контраст вполне логичен. Твёрдо стоящий на земле, "застёгнутый" Глостер, с жёстким лицом и зачёсанными назад волосами, перерождается почти одномоментно: пережив  болевой шок, потеряв зрение, он обретает жизнь духа. Кстати, очень интересно, что ему, в отличие от Лира, физические страдания не "мешают думать о другом", не отвлекают от нравственных переживаний. В том, как Суханов играет ослеплённого Глостера, есть большая доля натурализма, но почему-то и зрителям это не мешает видеть напряжённую духовную жизнь героя. Налицо опять же сочетание предельной реалистичности и высокой степени условности.
Мне совсем не нравится то, что "зашивание рубашки" перешло от Лира к Эдмонду. Отвлекаясь от сложного толкования этой детали, скажу лишь, что у Лира это было очень органично и придавало сцене чисто зрительную выразительность и достоверность. А уж что бы ни зашивал там Эдмонд ("память", что ли - как вариант?) во время напряжённого разговора с братом, это выглядит психологически неправдоподобно. Разгадывать метафоры, как ребус,  приятно на досуге, но всё-таки главное - общее впечатление от художественного образа, из него и рождается понимание смысла.
В общем, трудно сказать, на пользу или во вред спектаклю пошли все очередные изменения. С одной стороны, импонирует живое дыхание "Лира"... Но с другой, режиссёр пытается подогнать созданный когда-то шедевр под свой изменившийся взгляд на мир, а это противоречит законам творчества: различные элементы не успевают притереться друг другу, а на уже им на смену приходят новые, что не может не сказываться на общем смысле.