lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

Category:

Об эротическом подтексте в "Чайке"

В субботу-воскресенье Тригорин во 2-м действии появился с сухими волосами и был не очень-то и пьян. Задумалась, к чему бы это...  Но лучше по порядку.
На мой взгляд, в последних "Чайках" усилился эротический подтекст - не в столько в плане показа отношений мужчины и женщины, сколько в сопоставлении творческого и сексуального актов. В финале 1-го действия Бутусов в танце делает совсем недвусмысленные движения в адрес зала (это уже было, но теперь стало ещё энергичнее). Подобное выраженное отношение к публике свойственно скорее рок-концертам.
Интересно, что литературные глюки посещают Тригорина, когда он начинает испытывать к Нине желание - как раз между поцелуями. А выражение "девичий бор" ("надо записать, пригодится,..") он вспоминает во время "процесса" с Аркадиной (Аркадиными). Естественно, в других постановках "Чайки"  трактовка этих сцен иная. В ближней памяти у меня Юго-Запад и Табакерка. В спектакле ЮЗ Тригорин-Леушин ведётся на "фимиам", на разговоры о славе (кстати, слово "фимиам" у ЮБ отсутствует). Сначала Нина цепляет его возможностью поговорить о творчестве, но потом она начинает про славу и "колесницу" - и понеслось. Аркадина вообще окутывает его грубой лестью. В спектакле Богомолова моменты творчества резко выбивают Тригорина-Хабенского из привычного состояния и поведения физической болью - он хватается за голову, шарахается и от Нины, и от Аркадиной. А у Суханова-Тригорина - сплошная сублимация, одно переходит в другое. Треплев так не может, потому его преследуют неудачи: должно быть, для него любовь всё-таки выше литературы ("Она меня не любит, я не могу больше писать"). В богомоловском спектакле творческая импотенция Треплева соотносится с мужской - финальная сцена Нины и Кости, конечно же, многозначна, но этот момент в ней явно присутствует.
Наконец, cцена "игры в лото" у Бутусова поставлена, как символическая оргия, коллективный акт - вплоть до заключительных интонаций Маши и фразы Тригорина "у меня партия, господа" (при игре в лото обычно используется другое выражение, которое, должно быть, и послужило отправной точкой ко всей сцене).
Всё это было в спектакле и раньше (и я наверняка ещё многое пропустила), но некоторые изменения сместили акценты - например, то, как откидывается Тригорин на спинку стула в сцене "лото".
Что касается 2-го действия, то раньше особо догадливые зрители предпочитали списывать литературные фантомы Тригорина на пьяный бред, теперь у них такой возможности не будет: при том, что  Тригорин появляется с пивной кружкой и пьёт дальше, он явно в трезвом уме (хотя, на мой пристрастный взгляд, эта сцена теперь несколько потеряла в выразительности).
Когда-то я уже писала, как в "Чайке" через весь спектакль проводится мысль "театр-служение", месса, совместная со зрителями. Теперь выявился ещё один лейтмотив, должно быть, потом придёт очередь других. В спектакле всё это есть, просто не охватить сразу.
Tags: БУТУСОВ, САТИРИКОН, Чайка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments