?

Log in

No account? Create an account
 
 
02 September 2012 @ 03:32 am
"Королева красоты" 31 августа 2012  
В этом году в межсезонье в Сатириконе работает малая сцена - "Королева красоты" и "Эмигранты" - несколько спектаклей.
После перерыва, после отпуска "Королева красоты" изменилась, это заметно уже в первой сцене. Бабушка Мэг немощна, дочка Морин неврастенична, озлоблена, чувствуется, что её раздражает любая мелочь. Бабушку жалко, очень. Мне впервые не было жалко Морин и впервые было так больно за Мэг: вот что сделало время с сильной и умной женщиной, и выхода нет никакого. Сначала зал подавленно затих, очень уж всё узнаваемо и болезненно, лишь потом появились улыбки, смешного, однако, оказалось меньше, чем обычно. А вот реализма было больше.
В принципе понятно, что мать и дочь - одного поля ягоды, просто разные возрастные категории. При этом их привязанность друг к другу не вызывает сомнения. У Морин изначально сильный характер, она независима, неуживчива - это видно по сцене с Пато (Гунькин). И похоже, именно поэтому местная "королева красоты" осталась незамужней, с матерью ей как-то лучше (такое, кстати, бывает сплошь и рядом, и не стоит винить в этом лишь одну сторону)... Резкость в обращении с Пато не хочется списывать на психические отклонения Морин, по большей части это особенности характера.
При таком раскладе совсем по-другому, чем прежде, объяснилось для меня письмо Пато, его монолог. Мэг спит, её мозг измучен главным страхом - остаться одной. И она видит во сне, как Пато в письме предлагает её дочери уехать к нему, покинуть мать. Когда Рей приходит с настоящим письмом, она не сомневается в его содержании, пытается прочитать, сжигает. А потом пересказывает Морин свой сон, думая, что это правда, а дочь развивает фантазии матери: то, что для Мэг неотступный кошмар, для неё - мечта.  По сути Мэг губит сама себя, это роковое стечение обстоятельств.
Понравился Егоров в последней сцене: именно он привнёс в спектакль атмосферу провинциального глухого города, расширил рамки семейной драмы.