?

Log in

No account? Create an account
 
 
10 January 2013 @ 04:31 pm
о снах  
Я ни разу не леди Макбет, но в моих снах дорогие мне люди часто меняются обличьями. Вот как раз недавно приснился отец - что он болен, вернулся от врача, я хочу узнать, что с ним. Но у него обличье совсем другого человека, от которого правды не добьёшься, даже спрашивать бесполезно. То есть я знаю, что это - мой отец, но ведёт он себя в соответствии с другим обликом. Вряд ли это открывает что-то новое в нём, скорее - во мне.

У ЮБ по сути то же самое. Вариативность обликов больше говорит о его собственном мировосприятии, нежели открывает новые грани в хрестоматийных персонажах. Хотя, конечно, и это есть, так в холодной Аркадиной живёт и сексуальная Шамраева (где-то в глубине), по крайней мере, она даёт основания и Треплеву, и Тригорину временами так воспринимать себя. Но всё-таки важнее не она, а они - потому что прежде всего через их фантазии (режиссёра и писателя) ЮБ раскрывает себя.
В М-Кино главная творческая ипостась Бутусова - сама леди Макбет, её сны, мешающиеся с явью (как и в жизни) - основа спектакля, а поток её подсознания льётся со сцены в зал.
Интересно, что когда муж принимает облик Дункана, это не вызывает у леди Макбет отторжения. То есть "простой солдат" Макбет и по-декадентски изысканный Дункан, убийца и жертва, становятся ей одинаково близкими. Во снах вообще много странного и того, в чём признаваться не хочется. Но оно - есть, потому что сны - это тоже реальность - личная, интимная, только твоя.
И конечно, то, что ЮБ использовал в спектакле язык и образность кино (не методы), понятно и правильно: именно кинематографу свойственно воспроизводить СОН как жанровую разновидность искусства наиболее близко к тому, что мы знаем, к чему мы привыкли.