?

Log in

No account? Create an account
 
 
07 January 2009 @ 11:26 pm
"Комната Джованни"  
Долго не могла понять, почему уже не только в "Калигуле", но и в "Комнате Джованни" я вижу тени "Ночного портье " , "Гибели богов" и других необычайно красивых фильмов, хранящих приметы фашистской эстетики. Но этим летом в Питере меня случайно занесло на "готик-пати" - и кое-что прояснилось.
Вообще-то, готы с их корсажами, гримом и доморощенным стриптизом - существа вполне безобидные, но на том "пати" были ещё и индустриальщики (без готов им не собрать зал), а это уже другое дело.
И вот обычный клуб: девушки в чёрных сексуальных прикидах, измождённые существа с выбеленными лицами, знакомые решётки (а как же иначе?) - и крепкие парни в коже или камуфляже. И какая-то фашистская хроника на экране - в сопровождении довольно жёсткой музыки. Ассоциации были настолько очевидными, что КД сразу потеряла в моих глазах бОльшую часть своей гламурности. Жёсткий, агрессивный спектакль!
Итак, место действия - Париж? Очень сомнительно: слишком мало символов, устойчивых ассоциаций, которые связывают зрителя с этим городом. Разве что Гийом - вот он действительно француз - но очень уж неприятный!
Джованни - итальянец? Вот это как раз очень похоже: простой крестьянин с врождённым вкусом и аристократическими руками.
Дэвид - американец? Очень условный (по мне - так никакой!) - несмотря на папин лимузин и удручающую привычку что-то там жевать.
"Белокурая бестия" - этот Дэвид! Самоуверенный, самовлюблённый, претендующий на полную внутреннюю свободу, но... Говорит штампами, и пусть сам-то он не в "плену у ханжеской морали" - но все правила этой морали он знает очень хорошо. А как он боится быть замеченным в "порочащих его связях", как заботится о собственной "чистоте" - ведь и невесту он выбрал "правильную". И при этом у него, как у всякого "настоящего арийца" - своя заноза в душе ( то ли постыдная семейная тайна типа бабушки-еврейки, то ли подростковая психологическая травма, о которой так не хочется говорить).
И все герои удивительно негибки, бескомпромиссны, и каждый идёт только к своей цели, а если и любит - то только "по-своему". И жесткая музыка, и жёсткий свет, и привкус насилия, и выраженный культ мужского тела... А ещё - ощущение "пира во время чумы". Ведь все эти страсти, поиски себя, игры сознания и подсознания существуют только в пределах замкнутой системы видимого нами мира: бар Гийома, комната Джованни, перекрёстки, на которых встречаются герои... И всё это в любой момент может разрушить какая-то внешняя сила (указ о всеобщей мобилизации, бомбардировка города, Ночь длинных ножей...)
 
 
 
bertran01bertran01 on January 7th, 2009 10:28 pm (UTC)
Кроме этого ЖЖ у меня нет другого ресурса для коммента.
Прошу большого руского пардона - в том числе и за не слишком характерную для меня неромантичную конкретность текста.
И.
*******************
Вот практическая мысль, пришедшая мне в голову по дороге домой: на каком языке разговаривают друг с другом Дэвид и Джованни?
Можно представить, что Дэвид, выпускник университета, довольно хорошо знает французский (ибо даже взялся за перевод стихов Гинзбурга - с английского на французский, что заведомо тяжелее, чем перевод поэзии на родной язык).
Но Джованни! Вряд ли в его окруженной глухими стенами деревушке был хороший учитель французского... Значит, итальянец-танцор столь талантлив, что за год-полтора бегло заговорил на чужом для себя наречии - да еще с цитированием "влёгкую" авторской поэзии!...
Да... "есть многое на свете, друг Горацио"...
lotta20lotta20 on January 8th, 2009 07:27 am (UTC)

Косвенные цитаты из того же Аллена Гинсберга... Вряд ли он его читал - но Дэвид разговаривал с ним об этом.
Я всё списываю на законы жанра: это НЕ реализм. Несмотря на удивительную точность и психологическую достоверность игры Матошина.