?

Log in

No account? Create an account
 
 
20 April 2013 @ 09:30 pm
к-ф "Суходол"  
Старая любовь не ржавеет. Поскольку речь о Бунине - отслеживала фильм с того момента, как о нём узнала. Потом участие Розы Хайруллиной добавило энтузиазма, хотя было абсолютно неясно, кого она там играет.
Вчера посмотрела "Суходол" в Закрытом показе Гордона и получила огромное удовольствие - и от фильма, и от обсуждения, и от собственных мыслей "по поводу".

О мыслях и хочется сказать. "Мы, наше поколение, хотим знать, в чьи руки попадёт построенное нами здание". Вопрос, который интересует меня, прозвучал в обсуждении практически сразу: что сподвигло современного молодого художника (женщину!) обратиться к бунинской повести, наполненной дремучими страстями и мироощущением человека, живущего во времена упадка?
К сожалению, я так и не поняла, что было первичным: замысел Алексея Учителя, выбравшего подходящего режиссёра и предъявившего ему (ей) в качестве материала прозу Бунина, или сама Александра Стреляная, когда-то прочитав повесть, захотела выразить то, что нашла в ней нужного для себя. Это важно, поскольку по роду своей деятельности я сталкиваюсь с тем, что молодые люди воспринимают литературу не так, как "мы, наше поколение"...
В подавляющем большинстве они (я с этим сталкивалась неоднократно) воспринимают её вне историко-культурного контекста, каждое произведение читается "отдельно", и в этом смысле для них что Бунин, что Достоевский, что Дэн Браун (прости господи) находятся в одной плоскости. Эпоха, страна, взаимовлияние стилей совершенно не учитываются. Иногда это связано с особенностями психики, когда человек и сам себя не вписывает в общую историю, воспринимает исключительно как индивидуальность, и от возраста это не зависит. Но в целом можно сказать, что это симптом века и присуще людям молодым.

В фильме "Суходол" рассказывается вневременная "женская история", эпохи нет, страны нет, этнико-фольклорные моменты определяют стиль, но не более того. Снимался фильм в Псковской области (видимо, по причине близости к Питеру, так было удобнее) - это нормально, потому что речь не о  бунинском Суходоле, в котором от извечного жара выжжены и земля, и души, и судьбы. То есть было бы нормально, если бы создатели фильма не стали оправдываться, что это тоже типа "средняя полоса". Формально, может быть, и так (и то сомневаюсь), но у Бунина ведь юг, степь, то есть совсем другое (и хохлы, которые в повести очень к месту, здесь непонятно откуда взялись).
Это вовсе не в упрёк фильму, "сам по себе" он очень хорош, но это только ФАНТАЗИЯ на тему "Суходола", из повести вычитана лишь экзистенциальная история женской души.
И тут я столкнулась с принципиальной разницей между театром и кино, о которой раньше думала очень мало. Театр - территория свободы и это именно так! Здесь царит закон условности, любой предмет можно назвать любым именем, требовать от спектакля соответствия духу и теме первоисточника глупо и свидетельствует об ограниченности зрителя (или критика). В кино, как оказалось, не так. Важна степень "фактической" достоверности, разная в разных случаях. Фильм "Суходол" по сути застрял между артхаусом, в котором тоже "всё позволено", и экранизацией, сохраняющей изначальное название. Создатели попали в ловушку, вызвав недоумение (и даже возмущение) у буниноведов и зрителей с мифологизированным сознанием. Их вИденье романа вполне правомочно  и очень интересно - но для меня свидетельствует о том, что воспринимать литературное произведение вне культурно-исторического контекста становится нормой. Потому и название сохранили: такой вот у нас Суходол, имеем право!
Впрочем, это всё размышления "по поводу", после просмотра, а во время него я об этом совсем не думала. Если на фактическую достоверность авторы почти "забили", то с художественной здесь всё в порядке. Ритм, образы, текст затягивают в мир фильма, удерживают внимание. Навыки режиссёра-документалиста позволяют передавать сьюминутность каждого момента, второстепенные персонажи кажутся взятыми прямо из жизни. Великолепно играет Наталью Яна Есипович: органично, глубоко и, пожалуй... по-бунински. Фильм очень эстетичен, с привлекательной авторской интонацией.
И вот на экране появляется Роза Хайруллина - в образе "кликуши", призрака-казачка из сна Натальи, не знаю уж кого (кто-то из участников обсуждения сказал даже, что это Тоня в старости). Впрочем, о ней почти и не говорили, настолько обсуждаемые в связи с фильмом проблемы с ней мало связаны. Но эти моменты с ней... она  не то чтобы ломает всё, но вдруг переводит в другое измерение. Как будто из авторского, артхаусного фильма я попала куда-то в Тарковского, в кадры, не вошедшие в "Рублёва", например. "Рублёва" вспомнила по ассоциациям: потому что - избы, деревенская одежда и проч., но дело в сути - это прорыв, это волшебство. И вот тут уже совершенно не думаешь, насколько изображаемое соответствует эпохе и бунинской проблематике - в нескольких кадрах происходит действительная победа вневременного, вечного и в то же время изначального.
Я очень благодарна создателям фильма и за Розу, и за фантазийного Бунина, за мысли и ассоциации, возможность вспоминать и сравнивать, за  искреннюю любовь к настоящему искусству... Хорошо, что не пропустила этот показ!
Tags: