?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 June 2013 @ 01:25 pm
"Лондон Шоу", Сатирикон, 31 мая 2013 ПРЕМЬЕРА!  
Как и предполагалось, замена Хиггинса решила всё. У профессора появился характер (хоть и скверный), его отношения с Элизой обрели смысл, и спектакль ожил.
"Лондон Шоу" немного напоминает старые сатириконовские "Смешные деньги": тем, как осваивается пространство, играет вся мебель и реквизит. Там тоже внутренний смысл и напряжение сцен по большей части определялись внешним - движением, темпоритмом и... актёрской одержимостью. Вот и здесь получился спектакль для молодого, лёгкого и азартного актёра. Артём Осипов в заданных обстоятельствах идеален.
В пьесе Шоу только два персонажа обладают энергией развития - Элиза и папаша Дулиттл, люди из простонародья - остальные так и варятся в собственном соку. В спектакле Хиггинс, по-детски увлечённый любимым делом, ни в чём им не уступает: его переполняет та же первобытная сила, которую он не может контролировать, не понимая (пока), что остро нуждается в жизненных переменах. Они - трое - противостоят миру "порядочных".
Сюжет развивается в двух плоскостях: театрально-бытовой и иллюзорно-кинематографической. В первой всё обстоит вполне оптимистично: по законам житейской логики, женщина никогда окончательно не уйдёт от мужчины только из-за его дурного характера; она уходит, если он ей не нужен или она не нужна ему (так - в пьесе, где Элиза сомневается в нужности ей Хиггинса, а он самоуверенно будет ждать её возвращения, так ничего и не поняв). В спектакле же Хиггинс и Элиза - два сапога пара, они настолько подходят друг другу, что можно не сомневаться: не дождавшись, он побежит её искать (как уже делал), и они снова будут ссориться, выяснять отношения... и потихоньку взращивать ростки взаимопонимания.

Но есть и другая плоскость, связанная с тонкой и горькой темой Чаплина, темой "маленького человека", с его грустным философским гуманизмом. Она лейтмотивом проходит через весь спектакль - музыкой Чаплина и мерцающими чёрно-белыми сценами. Мы все - "маленькие люди", слабые, совершающие ошибки. И за это мы расплачиваемся Одиночеством, именно так, с большой буквы: мы одиноки, несмотря на то, что у нас есть и друзья, и родные, и возлюбленные, и любимое дело...
В спектакле абсолютно волшебным образом удалось соединить открытый, но вполне прозаический финал пьесы Шоу с лирическими концовками чаплинских фильмов. Герои расстаются - потому что Судьба такая, а она принимает разные обличья. Благодаря, в основном, Артёму Осипову, сюжет легко перетекает из одной плоскости в другую, так как в его Хиггинсе живёт маленький Чарли.
Есть на этом пути и некоторые издержки. Часть сцен и образов формально перенесены на сцену с экрана, и тут всё зависит от уровня исполнения. Абсолютно органичен в сложной стилистике спектакля Денис Суханов. Его Дулиттл при первом появлении похож одновременно и на самоуверенного московского бомжа, и на персонажа-попрошайку из комедий Чаплина. Здесь тоже чересчур внешнего, упор делается на движение, на гэги. Но в то же время именно так материализуется сила жизни и несокрушимый оптимизм Дулиттла - через его бурное существование на сцене. А текст  с замечательными афоризмами идёт впроброс (кино-то немое), потому что мыслительная активность героя - лишь одно из проявлений его общей активности. И есть ещё чёрно-белые сцены, где Суханов абсолютно точно попадает в стилистику немого кино - особенно, в начале спектакля.
Хуже обстоит дело с Элизой. При её первом появлении в доме Хиггинса актриса практически имитирует (повадками, движениями) замарашек, уличных девчонок из фильмов Чаплина, но этот нарочитый гротеск выглядит неорганично: про кино тут не думаешь и скидок не делаешь, а для сцены это слишком грубо. У героини не только перебор с ужимками и прыжками, она ещё и выкрикивает  много текста, то есть бьёт сразу по нескольким органам чувств. То, что вполне соответствует жанру чаплинских фильмов, на сцене получилось вульгарно. Возможно, всё дело в недостаточном актёрском опыте Альбины Юсуповой, но выглядит это антрепризным номером.
Немного всё-таки пожалев об отсутствии на сцене Аверина, я для себя определила роль, в которой хотела бы его видеть - полковник Пикеринг. Хиггинс же - однозначно Артём Осипов. Но поскольку публика в Сатириконе разнородная, то "живой" Аверин в главной роли, возможно, для многих придаст зрелищу особое обаяние... Так что пусть будут ДВА разных спектакля, ничего плохого в этом нет.

С ПРЕМЬЕРОЙ!