February 16th, 2009

муха

"Розенкранц и Гильденстерн мертвы" ДРУГОЙ ТЕАТР

"Прочитала отзыв в ЖЖ АРЛЕКИНА - и согласна со многим. Мне тоже показалось, что пьеса упрощена за счёт явного преобладания одной линии. В течение спектакля мне очень хотелось как-то разделить героев на "актёров" и "людей", чтобы понять, что за Судьба проделала такое с несчастными Розенкранцем и Гильденстерном. Последнее время (или это мне так везёт?) режиссёры повадились ставить спектакли как бы "про себя", ориентируясь на формулу "весь мир - театр". Кто бы спорил, тем более что спектакль очень интересный... А раз так, то пусть будет очередной "театр в театре" - это стоит посмотреть! К тому же великолепная игра актёров: я же не видела ещё на сцене ни Белого, ни Стычкина и не знала, что они так хороши. И замечательные молодые ребята, имён которых я не знаю. Но особая благодарность, конечно, Григорию Сиятвинде.

А теперь буду писать о том, что у многих вызовет недоумение, а мне представляется очевидным, - о сходстве "Розенкранца" и не выпущенного ещё спектакля ЮЗ "Гюнтер Шидловски". Эти ассоциации, думаю, возникли не только у меня - недаром Ирина вспомнила слова Олега Анищенко о том, что пьеса Стоппарда была в числе представленных ВРБ (и забракованных им). Сходство не в форме, а в сути - той, которую вижу я и которая важна именно для меня.
Опять речь идёт о двух трогательных неудачниках, "волею судеб" оказавшихся замешанными в странное и страшное дело, которое, судя по всему, затеял человек, одержимый своей профессией. Конечно, жизнерадостный диктатор Сиятвинды не очень похож на мрачного героя Н.Ломтева - но всё потому, что у него уже есть труппа единомышленников, с помощью которой он действительно может превратить мир в театр. Он самоуверен и весел, однако маньяческий блеск в его глазах  заставляет внимательно отнестись и к монологу о том, как актёрам пришлось играть "в пустоте" (без зрителей то есть), и к рассказу о том, что реальная смерть на сцене выглядит неубедительно... А вот если её в жизни разыграть?
О смерти в спектакле говорится много - и в этом опять же его сходство с "Гюнтером"... Хотя используются совсем иные средства, да и тексты, конечно, разного уровня. Всё-таки Стоппард в переводе Бродского... Очень сложная пьеса, многое остаётся за кадром, и уже хочется представить себе, как бы её поставили Белякович и Анищенко, ЧТО показалось бы интересным именно им.