March 6th, 2009

муха

"А просто ты оказался по другую сторону света".

А это уж кто где оказался: по эту или по другую сторону рампы. И не надо думать, что её нет только потому, что Антрепренёр Ванин, слушая Актёров, усаживается на свободное место в первом ряду среди обалдевших зрителей. И потому, что треть происходящего - игра на публику. Это в другом театре такое... не очень хорошо, а здесь - в порядке вещей.
Одна знакомая называет спектакли ЮЗ "народным искусством". Это не стоит понимать буквально. Конечно, налёт самодеятельности здесь очень силён, и всё-таки ОНИ - стопроцентно актёры, а МЫ - стопроцентно зрители. Хотя некоторые из нас и хотели бы похитить кого-то из них, как Герцог Помпонину. В "Куклах" вообще много такого: об отношениях актёров и зрителей.  И во "Сне".
"Ты не думай так наивно, что любовь твоя взаимна," - на последнем спектакле мне померещилось, что это прямое обращение ЮЗ к своим зрителям.
Конечно, мы их любим, и, как во всякой любви, здесь присутствует изрядная доля эгоизма. Мы хотим сидеть на первых рядах, видеть их слёзы, боль, кровь, пот, дышать дымом, идущим со сцены, и чтобы нас освещал ИХ свет... Нам нужна их живая энергия.
Я видела подряд три "зелёных" спектакля (пропустив "Дракулу"). Сплошная "игра на публику", причём в "Гамлете" эта игра была откровенно плохой (хотя "мина" и при такой игре была хороша). И что - всё равно почти все получили то, за чем  пришли. И это несмотря на то, что часть спектакля просидели зажмурившись, в страхе, что герои окончательно загубят свои монологи, а во "Сне" Тезею пришлось громко свистнуть, чтобы прекратить галдёж на сцене.
А вот что получают ОНИ, кроме радости от собственного лицедейства, нашей любви и цветов - к тому же любовь и цветы - не всем!
И так иногда хочется послать всё к "кукольной матери"!
НО! Обожаю их первый выход под песню крошки-Помпонины, и проходы-пролёты Брандахлыста в длинном плаще, и монологи Пигмалиона-Бакалова, и дивертисмент Гортензии-Тереситы, и Серенаду, и танцы Херувима на заднем плане с его смертельными батманами, и то, как Балабол поёт "Кукушкиных детей". И прощальную речь Маэстро со словами о "счасТливых нищих", и последние выходы под музыку, "и эту родинку на щёчке справа"...
муха

(no subject)

Мне бы очень хотелось написать о Херувиме и Кукле из "Казановы" Феллини. Но пока не готова. А там перекличка точная: механическая танцующая кукла для любви. Казанова "спасает" её от молодых бездельников и боготворит вначале: ведь это идеальная любовница, которая откликается так, как надо, и даёт столько, сколько надо. А потом отбрасывает её равнодушно.
И конечно, это не Помпонина - с её обворожительно-утрированной женственностью. И не остальные куклы, которые в спектакле всё-таки больше похожи на недоделанных людей. А у Херувима, помимо совершенно кукольной пластики, какая-то очевидная "кукольная" сущность с детскими реакциями и детским же представлением о любви.
Я с трудом представляю себе, сколько энергии надо затратить, чтобы в течение ВСЕГО СПЕКТАКЛЯ пребывать в этом образе. Труднейшая роль. Пожалуй, только Пигмалиону-Бакалову приходится столь же трудно. Тут уж не до приколов, на которые горазды все остальные участники действа.