May 1st, 2009

муха

"Потому что я люблю тебя, Макбетт!"

Сначала было безумно грустно: как будто знаешь, что твой близкий человек обречён, и страшно, и больно - но хочется насмотреться на него напоследок. И эта твоя любовь - не в радость.
А потом спектакль победил, мелькнула мысль : а ведь есть ещё время, ведь он - не последний, ведь ОН ЕЩЁ ЖИВ! И я перестала думать об этом, и только смотрела, и снова была счастлива.
А ОНИ ещё спрашивают, придём ли мы прощаться!!! Да у меня впереди ещё пять "Макбеттов", я пять раз увижу все мои любимые сцены. Понятно, что перед смертью не надышишься. И всё же...
И радостная новость, что всё-таки будет съёмка. Пусть это лишь "тень тени"! И всё же...
Я вообще могла впервые попасть в Сатирикон только сейчас: ведь осенью мне совсем не хотелось расширять своё театральное пространство, пришлось сделать над собой серьёзное психологическое усилие, чтобы преодолеть магнитное поле ЮЗ. Так было со всеми другими театрами, с другими спектаклями, но только не с "Макбеттом" - он победил сразу. Самый любимый, самый лучший...
Ничего, у меня ещё есть время не думать об этом.
муха

Барселона...

"Смешные деньги". Я этот жанр как не любила, так и не люблю... И тем не менее - два часа радости.
Совершенно очевидно, что источник этой радости - мои любимые актёры, которые почти два часа практически не уходят со сцены. Наконец-то увидела здесь и Сиятвинду (очень жаль, что он и Аверин играют в очередь, так что или - или, а хочется, чтобы были оба). Теперь бы ещё и на Агриппину посмотреть - в роли домашней клуши (вот странно то!). Трибунцева не было - но ничего, успеется. Зато Большов - на месте.
Как ни крути, но всё сводится к желанию видеть на сцене в любом спектакле всю команду Макбетта. Не совсем понимаю, в чём тут дело: то ли в магии любимого спектакля, то ли в простом совпадении, то есть они действительно лучшие, а главное, "мои" актёры.
О Суханове-Перкинсе уже писала и снова повторю то, что потрясает меня больше всего: изображение огромной внутренней силы, которая скрывается до поры в ОБЫКНОВЕННОМ человеке.
И, конечно,  удивительная радость просто смотреть, как он играет.