June 5th, 2009

муха

"Забудь, что ты существуешь. Помни, что ты есть."

 "Макбетт" красиво умирает.

И свидетелей тому много: некоторые зрители, у которых по разным причинам ноги не доходили до этого спектакля, теперь торопятся его увидеть - хоть напоследок. И им не объяснишь, что теперь он - другой, потому что ощущение близкого конца витает в воздухе и на всём лежит ореол какого-то романтического горя.
А играется спектакль прекрасно, свободно, как будто актёры ТЕПЕРЬ многое могут себе позволить (а что терять-то, теперь можно всё!). Уже и люжка из рук Банко летит, куда не надо (и это здорово!), и смех не прячется в глазах, когда вдруг делается смешно, и водку можно пить из миски, а можно нахлобучить миску на голову солдата... И Макбетт проходит свои испытания как-то по-другому.
И каждый жест, взгляд, поворот головы Дункана и все его интонации - прекрасны, незабываемы.
Осталось три спектакля.

Я никогда не пойму этого и никогда не смирюсь с тем, что "Макбетт" убирается из репертуара. Причин тому две.
Во-первых, я абсолютно уверена в том, что при минимальной раскрутке, при хоть сколько-нибудь активной рекламной политике на этот спектакль ходили бы самые разные зрители, то есть он мог бы быть МОДНЫМ - не такой уж он старожил, по московским меркам (и по меркам репертуарного театра).
Во-вторых, ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО - это роскошь, которую должен себе позволять каждый достойный этого театр. А оно - ну что тут поделать? - действительно требует жертв.

фото http://klim-samgin.livejournal.com/307094.html







муха

Начались ассоциации и глюки...


Илья Кормильцев




Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьев и стрекоз
На бронзовой коже на нежной траве
Серебро ее светлых волос
Тонкие пальцы вцепились в цветы
И цветы поменяли свой цвет
Расколот как сердце на камне горит
Пластмассовый красный браслет

Судья если люди поймают его
Ты по книгам его не суди
Закрой свои книги - ты в них не найдешь
Ни одной подходящей статьи
Отпусти его с миром и плюнь ему вслед
Пусть он с этим проклятьем пойдет
Пусть никто никогда не полюбит его
Но пусть он никогда не умрет

Ни одна беда не минует его
Но пусть он никогда не умрет
Джульетта лежит на зеленом лугу
Среди муравьёв и стрекоз
Муравьи соберут ее чистую кровь
А стрекозы - нектар ее слез.