September 27th, 2009

муха

(no subject)

Умер Иван Дыховичный.
Не знаю, почему, но это сообщение очень сильно меня задело. Его фильмы не были "моими", я даже находила в них много эстетически и этически неприятного. Но это были настоящие фильмы, а он был настоящим режиссёром. Уходит эпоха - в лице её ярких представителей.
Ну что же нам делать, если самым сильным киновпечатлением последнего времени для меня стал "Груз 200"? Любить этот фильм невозможно, но приходится отдавать себе отчёт в том, что минимальные проблески настоящего киноискусства сейчас можно встретить лишь на грани НЕискусства, а ВЫСОКОЕ обнаруживается в таких местах, куда приличному человеку лучше не заглядывать.
Впрочем, границы моих представлений о "приличном" расширяются со страшной скоростью. И чёрное от белого я отличаю уже с некоторым трудом.

Но главное о Дыховичном: он ЗНАЛ, что обречён. И с этим жил. И это очень важно.
муха

"Когда всё будет кончено, не забудь, что я тебя любил"

Я очень хотела когда-нибудь увидеть Максима Драченина в роли Сципиона, потому что слышала отзывы о его игре тех, кто видел.
Сегодня - свершилось.
Сравнивать его и Дениса Нагретдинова в этой роли нет никакого смысла: это совершенно разные, в чём-то даже противоположные психофизические типы.
Хрупкий нежный юноша, романтический поэт Сципион-Драченин в паре с матёрым и страстным Калигулой (каким в последнее время его играет Леушин ) добиваются такого эффекта, о котором я так мечтала раньше, идя на этот спектакль.

Одухотворённое лицо, полное внутренней сосредоточенности, изящество и угловатость подростка. Актёр как бы и не играет, а просто существует в этом образе. Беда Сципиона в том, что проблески искреннего чувства, которые ему так нужны, он находит лишь в человеке, который ужасает его своей жестокостью и отсутствием моральных правил.
Но он не может не любить Калигулу, потому что его душа жаждет любви. А ещё потому, что тот хоть на секунду между зловещими кривляниями приоткрывает ему свою страдающую душу. А ещё потому, что Калигула тоже - поэт.
На лице Сципиона надежда сменяется - не отчаянием, нет, он изо всех сил скрывает свои чувства - а горечью поражения. В его глазах - обречённость, он единственная НАСТОЯЩАЯ жертва Калигулы, и можно понять слова Кереи: "Я ещё больше ненавижу его за то, что он сделал с тобой!"

Появление такого ДРУГОГО Сципиона меняет акценты: раньше Калигула был настолько выше окружающих ( я даже называла его Гостем из будущего) и настолько сильнее их страдал, что зрители-свидетели невольно прощали ему всё.
Теперь он по-настоящему ВИНОВЕН.