January 25th, 2010

муха

"Ричард Третий" 23 января

У меня в "Ричарде" четыре любимых героя: Бэкингем (конечно!), Герцогиня Йоркская, овдовевшая Елизавета и Малыш-принц (он же убийца и горожанин).

Как-то прочитала о недоумении, которое вызвало у зрителя исполнение Авериным роли Герцогини. Удивилась очень. Эта условность, эта "театральная пикантность" не только глубоко оправдана, это, по-моему, один из самых удачных образов спектакля.
С самого начала, прекрасно понимая, что это Аверин, я вижу на сцене  не  молодого, огромного, сильного мужчину, а старуху-герцогиню, и только диву даюсь: как он успевает не только переодеваться, но и перевоплощаться!
Другой пример удивительного перевоплощения, это, конечно же, принц-малыш  Трибунцев. Как-то раз до моей спутницы лишь в антракте дошло, что его играет тот же актёр, что и горожанина, и убийцу. ВСЕ сцены с ним поставлены и сыграны виртуозно.
Впрочем, все четыре любимых героя, на мой взгляд, сыграны идеально. Но и у остальных есть сцены или хотя бы моменты высокого искусства.
Ричард - обаятельный не дьявольским, а обычным человеческим обаянием - великолепен. По-моему, он может заставить любить себя кого угодно.
Трагическая клоунесса Маргарита-Иванова. Метаморфозы Яши Ломкина: горожанин-убийца-принц.
Кларенс в одной из лучших сцен - переживающий рассказ о своём сне, как метафору и предсказание.

Зал был очень неплох, потому и не поддержал комедийную линию, не дал спектаклю сползти в фарс - несмотря на попытки кого-то аплодировать при каждом удобном случае, как на детском утреннике. Несмотря даже на провокации со сцены, которых в этот день хватало.
Апофеозом явилось падение жестяной королевской короны из рук кого-то из делегатов, пришедших уговаривать Ричарда - прямо в проход зрительного зала. После чего актёры какое-то время давили в себе смех.
Однако корона - это же такая условность, как с ней только не обращаются... Так что всё в порядке.

Ну и в довершение всё-таки о Бэкингеме. Помимо того, что эта роль превосходно сыграна, помимо того, что присутствие Бэкингема на сцене придаёт спектаклю дополнительную эстетическую ценность, есть ещё немаловажный момент, отмечаемый многими. Этот герой (или актёр?) является одним из основных энергетических центров спектакля, и , как правило, именно от него во многом зависит настроение зала, его внимательность, наэлектризованность атмосферы и, в конечном счёте, то состояние душевной приподнятости, с которым зрители уходят домой.

     

фото Геннадия Усоева http://www.usoevphoto.ru/lica.html
муха

(no subject)

Сегодня "Ревизор" в новом составе.
Я пока воздержусь присутствовать на этом пире духа: слишком хорошо помню первую "Женитьбу" с Леушиным-Подколесиным и Матошиным-Кочкарёвым... Это было тяжёлое зрелище, теперь же спектакль стал одним из любимых.

За последние дни ещё добавились новости с фронтов. В "Калигулу" вместо Сергеева на роль Геликона введён Козлов.
Хвалят. И говорят мне, что пока не видела, судить нельзя.
Но ведь на актёра Козлова я уже достаточно налюбовалась (в прямом смысле слова, так как - красавец).
Для меня совершенно очевидно, что Крысобой-Геликон приведёт к упрощению спектакля, как в своё время ввод Кириллова вместо Гусева на роль Леопольда привёл к упрощению "Карнавальной шутки". Если учесть, что оба этих спектакля держатся в основном на Леушине, то это очень грустно, так как он лишается необходимой энергетической партнёрской подпитки.

В то же время Санников "простаивает" на второстепенных ролях и даже в новом "Ревизоре" не был повышен до Почтмейстера, остался Хлоповым... А в "Калигуле" - Лепидом...