October 23rd, 2010

муха

"Король Лир" 21 октября

В "Лире" велика роль всяческой тактильности - это одна из особенностей спектакля.
Любовь, ненависть, забота, желание поддержать выражаются через прикосновение, и в этом сказывается неравнодушие героев друг к другу, преодоление одиночества - то, чем мне так дорог спектакль.
Иногда такие моменты не вполне логичны, но в образной структуре спектакля они постоянно подчёркивают мысль о необходимости борьбы с всеобщим очуждением.
Нововведённая пощёчина, данная Корделией своему неудавшемуся жениху, немного странна, но она из этой же серии. Более понятен удар Гонерильи кулачком по голове шута, когда она пробегала мимо него к отцу.
 Сцены Глостера с сыновьями и Лиром в этом смысле вообще совершенны. Я уже писала, что перчатки Глостера в 1-м действии не только обозначают его отстранённость, отдельность и высокомерие, но и заставляют зрителя фиксировать внимание на моментах тактильности, которые иначе были бы не так заметны.
На последнем спектакле слепой Глостер цеплялся за Эдгара, искал на ощупь руку Лира ещё более... достоверно, что ли - чем обычно. Это было совершенно естественное поведение недавно (!) ослепшего человека - но театральная выразительность не пострадала ничуть, даже, наоборот, усилилась.
А как потянулся к королю Эдгар, будто сказать что хотел, а по сути - просто прикоснуться, быть вместе с отцом и Лиром...
А как плакал Глостер, уткнувшись в плечо сына, прижавшись к нему в сцене с Освальдом - когда был уверен, что сейчас будет убит, и напоследок чувствовал живое человеческое тепло...
Вот эти несколько последовательных сцен, соединённых в микроспектакль, мне и раньше казались отдельным шедевром - прежде всего, шедевром режиссуры. Теперь они стали ещё сильнее: виртуозно балансирует Райкин на грани комикования и трагедии (и весёлый зрительский смех тут уже не помеха), очень вырос по-актёрски Артём Осипов, который совсем недавно всё-таки проигрывал своим более опытным партнёрам, несколько изменился сухановский Глостер.
На мой взгляд, теперь нет такого сильного перепада между его героем в 1-м и 2-м действии: ослепший Глостер - всё тот же сильный и властный человек, каким он был когда-то, в его преображении больше психологизма, оно более естественно... но это всё равно ПРЕОБРАЖЕНИЕ.
И совсем уж великолепен его метафорический проход  с Эдгаром: ускользающая жизнь, утрата телесности, полная сосредоточенность сына  - и ПРОЩЕНИЕ.
"Лир" - спектакль неровный, он менялся уже и на моей памяти, и не всегда к лучшему, но эти сцены сейчас находятся на немыслимой высоте искусства: вдохновенная режиссура, рассчитанная на прекрасных актёров с максимальным использованием  их возможностей, предполагающая эмоциональное воздействие на зрителей - чтобы поняли, почувствовали, полюбили...



фото А.Кошелева
муха

"Ночная фантазия на тему "Собаки" 22 октября, ЦиМ


Летом была в Питере в арт-кафе "Бродячая собака" на спектакле "Вертинский. Жёлтое танго", хорошо стилизованном под реальные действа, происходившие там на рубеже веков. То, что было вчера в ЦиМ - совсем другое, несмотря на столики с шампанским, стоящие на сцене, и балетные номера, отсылающие нас к тому времени. Другая атмосфера: стихи поэтов Серебряного века читались современными актёрами в современных костюмах, лишь слегка обозначавших эпоху. К тому же все они были узнаваемы если не по именам, то по лицам - уж точно, и всё-таки никакого перевоплощения от них не требовалось (потому я не увидела на сцене ни Гумилёва, ни Ахматову - да и не надо этого, ведь речь идёт не о спектакле).

Помимо Суханова, у нас на сцене оказались ещё любимчики, у каждого свои. Я умилилась душой, когда возглавивший выход актёров весёлый Денис - весь в белом - сел за центральный столик рядом с Андреем Межулисом - в чёрном, хорошо мне знакомом по Русскому Зарубежью концертном костюме.
Конечно, я надеялась, что Межулис будет петь (того же Вертинского). Не сбылось, он читал Северянина, и было это несколько странно.
Я знаю, как Межулис умеет владеть залом, сколь он артистичен в своих моноспектаклях. Здесь же он как бы потерялся, эффект от его исполнения был многократно ниже, чем ожидалось.
Списав это на объективную сложность ситуации и особенности зала, я с некоторой тревогой ожидала выступления Дениса. Но опасения не оправдались: не очень любимые им (и мною) стихи Ходасевича оказались прекрасными, одухотворёнными, полными внутреннего огня.
Если в первом ещё присутствовала легкомысленная стилизация, то остальные звучали очень лично, с сильным внутренним наполнением.
Странное дело: умный, язвительный Ходасевич в своих стихах не всегда идёт в глубину, чего-то не хватает (это на мой скромный взгляд, я знаю людей, которые его очень любят). Но сухановское исполнение заставило взглянуть на него по-другому, то ли добавив, то ли раскрыв то, чего я, возможно, не видела раньше, воспринимая только поверхностный слой.
Но вообще-то хоть на сцене Дениса было "много" (в том смысле, что он с неё не уходил), то читал он всё-таки очень мало, однозначно не хватило и хотелось ещё.

Что касается остальных актёров, то все они, на мой взгляд, повторили эффект Межулиса, прочитав своё вполне достойно, но вызвав лёгкое разочарование, всё-таки ожидалось бОльшее.

 
Фото самопальные (спасибо Ирине), потому только Суханов.
http://suhanov.borda.ru/?1-0-0-00000145-000-0-1-1287847929