December 27th, 2010

муха

"Клён ты мой опавший, клён заледенелый..."

Сегодня всемирный каток на улицах присыпало снегом, так что ходить уже можно.
А вот деревья - как вчера: каждая веточка в твёрдой прозрачной сосульке. От тяжести ветки пригнулись к замле, многие обломаны, особенно почему-то верхушки. В целом, красиво и тревожно. Мне лично вспомнилась несчастная героиня "Соляриса", выпившая жидкий кислород и покрывшаяся тонкой коркой льда... Ну и созвучные этому обледенелые останки героев-полярников - привет от старого кино.
Ясно, что эта красота будет потихоньку испаряться, но насколько хватит сил у деревьев, смогут ли подмосковные сады выдержать ледяной груз - или через несколько дней везде останутся одни лишь обломки?
муха

"Фотоаппараты" Театр на Юго-Западе 25 декабря

"Фотоаппараты" - пьеса с выкрутасами и воспитательным моментом прямого действия.
Спектакль поставлен в соответствии и тому, и другому. По словам девочки Маши, можно уже выпускать листовку: трагическое лицо Матошина и надпись "Нет абортам!"
Ну а если без шуток, то, судя по последним виденным спектаклям, звание первого трагика ЮЗ принадлежит теперь именно Матошину.
Правда, тут роль обречённого зародыша-мальчика способствует: нескольк сильных моментов связаны с ним. А ещё - с Санниковым. Во время предсмертного монолога, а потом и смерти Бабочки девочка Маша расплакалась, и понять её можно. Санников, кстати, внешне очень похож на бабочку - как оказалось. Играет он ещё не вполне внятно, но талантливо. Чуть-чуть - и он переступит черту, которую уже переступил Матошин - станет настоящим прекрасным актёром
Что касается Леушина, то в "Фотоаппаратах" он выступает в нелюбимом мною амплуа - ясноглазое существо, в кудрявой головке которого нет места мыслям, а в кукольном сердечке - серьёзным чувствам. В его игре появляется смысл и огонь, только когда он выходит из образа.
 Хотя опять же - роль такая: зародыш-девочка при "хорошей матери" Шестовской, тут трудно извернуться.
"Плохую мать" играет Ярлыкова - ещё сильнее огрубив при повторе интонации и манеры из нелюбимого мною амплуа Карины.
Мне не очень верится, что актриса сама решилась на такое - повторять чужие штампы дело неблагодарное. В итоге роль практически пропала.
Cпорных моментов много, спектакль неровный и временами слишком уж неглубокий, очередная смесь "французского с нижегородским" - и тем не менее, он сохраняет симпатичную физиономию ЮЗ - даже в мелочах.