?

Log in

No account? Create an account
 
 
lotta20
Видела в СТИ два спектакля, оба по Чехову. Общее впечатление: виртуозные инсценировки прозы, режиссура с выдумкой, молодые красивые актёры... несколько очень хороших актёров (независимо от воозраста) - и Алексей Вертков.

В "Записных книжках" на сцене выстроена целая веранда, на веранде - длинный обеденный стол, за ним в два ряда (ближайший - спиной ко зрителям) сидят люди: едят настоящую еду (овощи, сыр, потом жареную курицу), переговариваются, произносят тосты... Фразы из чеховских "Записных книжек"  - основа происходящего. Эффект присутствия - полный, особенно, для нас - сидящих на 1-м ряду. Места, кстати, не очень удачные: столбы и перекладины "настоящей" веранды не дают разглядеть многих персонажей, а задний план (куда убегает танцевать подвыпившая молодёжь) не виден почти совсем.
Однако это оказывается не столь важным: главное - попадание в чеховский мир, в котором оживают давно ушедшие или вовсе не жившие люди, так похожие на нас, в котором лёгкие остроумные фразы, уже проверенные временем, кажутся точными и глубокими.
Перед спектаклем в фойе играл "еврейский оркестр", а в антракте одна из безымянных героинь пела в его сопровождении... Да ещё запах яблок и солёных огурцов, минимум грима и безупречные костюмы актёров...

Во втором действии пошёл дождь. С крыши веранды струйками потекла вода, и моя соседка закашляла: и от сырости, и от табачного дыма - ведь герои, не стесняясь, курили - как в жизни. Стало грустнее. Озябшие и промокшие молодые люди прибежали на веранду - пить чай и есть яблоки. Разговоры посерьёзнели.
После очаровательного первого действия второе пошло со скрипом. Во-первых, сложившаяся форма уже не предполагала сюрпризов, всё было ясно (зря я так думала!), во-вторых, герои принялись за случаи из жизни, то есть стали рассказывать друг другу  наброски программных произведений, которые, может, тоже есть в "Записных книжках", но нам-то знакомы уже по результату. "Анна на шее", "Крыжовник", "Человек в футляре", - что может быть скучнее их схематичного пересказа!
Для нас ситуацию скрасил Вертков, пересевший за ближайший к нам край стола и играющий что-то своё (хотя и чеховское).
Когда зрители застряли между скукой, грустью и весельем, то есть окончательно погрузились в нужную атмосферу, вся веранда со столом и актёрами вдруг опустилась куда-то вниз, а на её крыше оказался молодой человек в длинной ночной рубахе больничного вида.... и ни больше, ни меньше, как взял да и прочитал зрителям рассказ "Студент" - про голодного и замёршего парня, который в связи с этим весь мир и всю нашу многовековую истории видел в чёрном свете. А когда его отогрели у костра две крестьянки  -душевным теплом и разговором на библейские темы, то он вдруг почувствовал себя частью мира и истории и вообще познал взаимосвязь многих явлений.
По сути это был моноспектакль, то есть дело серьёзное и не всем актёрам доступное. Вот ежели бы Вертков... Но он уже не похож на студента, а тот парень похож - стало быть, ему и читать.
А ведь уже цитировалась чеховская фраза про бесконечную степь, которая, однако, не может нагнать такой скуки, как один человек! Последняя часть спектакля служит полным тому подтверждением. Рассказ "Студент" - трудный, с глубоким смыслом и остутствием внешних эффектов. Тут требуется большой внутренний опыт, трагическое мироощущение. В общем, не поняла я, зачем был нужен такой финал - не по замыслу, а по исполнению.
При этом должна признать, что этот спектакль однозначно хороший, и вспоминаю я о нём с тёплым чувством. Хотя, конечно, "Три года" оставили куда более сильное впечатление.