?

Log in

No account? Create an account
 
 
lotta20
Хотя очевидным протагонистом в "Чайке" является Треплев и в определённые моменты Бутусов ставит знак равенства между ним и "автором спектакля", ВСЕ герои воспринимаются важными и чуть ли не главными (кроме разве что Якова) - недаром в конце ПОЧТИ все примеряют на себя роли Треплева и Нины.

"Свою повесть прочитал, а мою даже не разрезал!" - неожиданная для зрителей экспрессия при произнесении этой хорошо знакомой фразы подчёркивает, как важно для "маленького литератора" получить от врага оценку своего труда - и это очень точно!
Но Тригорин, готовый наговорить ему кучу приятных снисходительных слов НЕ ЧИТАЛ. Как и родная и любимая мать НЕ ЧИТАЛА. Правда, во время "игры в лото" выясняется, что у Тригорина есть довольно чёткое представление о книгах Треплева: читал сам или с чужих слов судит, неизвестно, но это представление совпадает с тем, что думает о себе как о писателе и сам Константин.
Насколько его строгость к себе обоснованна, тоже непонятно: ведь слова "я никогда не нравился себе, я не люблю себя как писателя" сначала произнёс Тригорин. Разница в том, что он-то готовписать мило-талантливо, а Треплев - нет.
В этом и причина конфликта между Треплевым с одной стороны и Тригориным и матерью - с другой. Дело не в старых и новых формах, а в ДРУГОМ отношении к творчеству и любви.
По большому счёту Тригорин лишь отчасти является антагонистом Треплева. В его голове тоже теснятся образы, перекрывая настоящую жизнь. Несмотря на то, что творчество для него мучительно, ВСЁ становится лишь "сюжетом для небольшого рассказа". Когда перегорают и душевный подъём, и страдания любви, остаётся жестокая потребность обновить воспоминания, уточнить детали - чтобы снова писать... Но только ради этого. Остальное - "НЕ ПОМНЮ".

Как я уже писала, единственным антагонистом Треплева (как и остальных героев - любящих и творящих) неожиданно оказывается Аркадина. Тут разговор особый. Полина Райкина играет  женщину без возраста, души и каких-либо ещё признаков жизни. Неподвижный взгляд, глуховатый голос, холодом веет, как от змеи... Вспоминая других аркадиных, думаю, что это самый удачный и точный образ. Поглощённая исключительно своим тщеславием, Арканина не способна ни к эмоциям, ни к поступкам, вроде бы положенным ей по тексту. Не случайно в "эротических" сценах Райкину подменяет Нифонтова - ведь они, скорее всего, происходят в головах Тригорина и Треплева. Причём Треплеву в это время мерещится ещё и Тригорин - стоящий спиной на фоне белой стены каким-то символом уверенности и успеха. У Тригорина же перед глазами - Нина, распустившая прекрасные рыжие волосы... Он сперва и Аркадину-то целует ВМЕСТО неё, а потом просто мысленно с нею прощается.
 Другая подмена происходит уже в 4-м действии, когда повторяются сцены Треплева и Нины в исполнении разных пар. Треплеву-Суханову по логике вещей должна быть положена Нина-Райкина, но этого не происходит- появляется Стеклова. Мало того, если Кузнецов и Осипов, оказываясь Треплевыми, сохраняют нечто от своимх основных персонажей, Суханову от Тригорина не остаётся ничего. Если допустить, что эти сцены проносятся в голове "настоящего" Треплева, получается странное: он как бы в отместку представляет себе Тригорина в образе маменькина сынка и абсолютно несчастного рыдающего безнадёжно влюблённого - извлекая из своего подсознания самое потаённое.

Персонажи спектакля и жизненные явления поворачиваются к зрителю разными гранями,  существуют в разных пространствах, но они и противоречивые и цельные одновременно. Глумливое тригоринское "о, сюжет мелькнул!", его же романтическое "отпусти меня!"... повторённое в вариациях "ДА!"... трагический крик, подкреплённый дорого доставшимся внутренним решением: "Я забыл свою трость!"
И последнее, со слабеющим эхом " НЕ ПОМНЮ".