January 26th, 2014

муха

(no subject)

На "Отелло" оказалась прямо рядом с игровыми местами - в центре 1-го ряда. Впечатление сильное. По сути весь 1-й ряд входит в игровое пространство: "три девицы" сидят прямо в зале, действие иногда захватывает эти места, реквизит навален на полу, Тимофей бегает туда-сюда и уже со всеми переглянулся; дым "пожара" объединяет сцену и часть зала в единое целое; свет софитов бьёт по глазам... Вдобавок во 2-м действии я сидела под сенью "дерева", поставленного рядом (и потом захватила в качестве сувенира упавший с него бумажный цветок).
Эффект присутствия полный. Это очень интересно, но есть и обратная сторона. Всё-таки когда смотришь Бутусова "в упор", теряется панорама. А ещё актёры в разных концах сцены - видеть хочется всех.
Но есть что-то специфическое именно для этого спектакля. Почему-то для "Чайки" 1-й ряд - это нормально и очень хорошо, видимо, принцип единения сцены и зала заложен в ней очень глубоко. В "Отелло" не так: зрителя не вовлекают в действие, дистанция сохраняется, даже несмотря на улыбочки Яго, собственно, только он и отвечает за интерактив. У меня уже мелькала мысль, что "Чайка" - коллективный приём, а "Отелло" - индивидуальный. Настолько индивидуальный, что напрягает даже вторжение актёров в твоё личное пространство - очень неожиданный для меня эффект. 
муха

О костюмах Коляды

О костюмах хочется сказать особо.  Иногда бывает, что неудачный костюм резко снижает уровень спектакля (такое встречается у Фоменок). Но обычно в хороших спектаклях и костюмы хорошие. Другое дело, что в последнее время привычным стало использовать готовую одежду из магазинов и одевать актёров "как в жизни". У одних режиссёров и такие костюмы "играют", у других бывает, что из-за этого нарушается театральная условность (это, кстати, относится и к реквизиту, среди предметов которого есть и обычные бытовые вещи).
Особый риск - когда костюмы усложняются, здесь легко получить обвинения в безвкусице и художественной неоправданности. Собственно, Коляде такие обвинения регулярно достаются, но обычно это можно объяснить тем, что какие-то зрители и критики вообще не принимают его эстетическую систему.
Костюмы Коляды архисложны, при том, что он использует и готовую одежду (как правило, дешёвую и неоригинальную), и множество простых подручных средств. Но подбор, сочетаемость, функциональность - потрясающие. В очередной раз убедилась с этом на "Ревизоре", когда старые покрывала для кровати были превращены в подобие мантии (или церковного облачения) Городничего, а сочетание шёлковых платьев с ватниками оказалось удивительно выразительным.
У Коляды - врождённый вкус и прекрасное воображение.При каком-то другом жизненном раскладе он вполне бы мог быть дизайнером одежды в этно-стиле.
К сожалению, фотоснимки не дают возможности полностью передать впечатление, которое возникает на спектаклях. Должно быть, потому что используются дешёвые ткани и материалы, на фото возникает эффект секонд-хенда, барахолки. Но на сцене и костюмы, и реквизит "играют" по-настоящему театрально.
Отдельно - о татуировках. Вообще-то не принято, чтобы актёры делали тату, ведь тело - их главный рабочий инструмент. Но что есть, то есть. Помню, я на спектаклях ЮЗ удивилась татуировке Матошина (кстати, он закончил ЕГТИ, вряд ли это случайное совпадение). Но на спектаклях Коляды это уже не кажется странным. При том, что актёры часто обнажаются, татуировки обыгрываются чуть ли не как часть костюма - особенно, у Ягодина.