April 7th, 2016

муха

Эксклюзив на "Чайке", 6 апреля

"Чайка" 6 апреля ознаменовалась не только юбилеем Дениса Суханова (Шамраев в 1 действии вручил и Тригорину, и Нине по тортику со свечой), но и несколькими моментами, которые частые зрители спектакля расценивают как эксклюзив (и очень такими моментами дорожат, чего скрывать - конечно, когда все хорошо кончается).
Подобные эксклюзивы в данном случае связаны с тем, что очень сложный в техническом отношении спектакль играется на неродной площадке, к которой его надо серьезно приспосабливать. Вчера было много мелких накладок, затрудняющих, в том числе, и работу актеров, но актеры справлялись. Осипов, например, ухитрился нарисовать вторую печную дверцу без фломастера, пальцем, используя краску уже нарисованной дверцы. Но написать на стене так же и текст, он, конечно, не мог, пришлось ограничиться произнесением.
Но главный сбой произошел во время монолога Треплева-Бутусова в 4 действии, когда отключился звук. Бутусов доорал монолог без микрофона, снес брошенной микрофонной стойкой "дверной проем" и скомандовал: "Дальше!" И они продолжили уже без музыки. Удивительное было чувство: как будто в "Чайке" вдруг проступил традиционный театр и получилось что-то странное и интересное, потому что актеры хорошо держали ритм.
Но главной тревогой было - как они сыграют сцену "лото". Половину "лото" так и сыграли - отбивая ритм руками по столу, а потом музыка включилась. Думаю, зрители в основном поняли, что была накладка (минут на 15!), но действие полноценно продолжалось, я очень рада, что его не остановили. То есть сбой произошел только в техническом плане, а не в художественном: ни актеров, ни зрителей не выбило из того состояния, к которому они шли во время спектакля.