May 31st, 2020

муха

Мы вышли на плато, а 24-го выйдем на плац

Так получилось, что у всех, кого ни спросишь, пострадавшие - лишь на уровне знакомых знакомых: типа у дочки сотрудницы свекровь заболела или вроде мальчик из параллельного класса... Даже в Бельгии, где по свидетельствам официальной статистики - мор и погибель. Даже в Нью-Йорке, где месяц назад от страха люди в обморок падали. Но время идет, и у нас заболели двое близких друзей. Причем жена - из тяжелой группы риска - полегче и дома, а он, сильный, здоровый, спортивный (и моложе ее) - еле выкарабкивается, с учетом хорошей больницы (устроили по звонку с работы). Две недели мы за них боялись, каждый день ждали известий. Пока еще не все у них завершилось, но как-то отлегло.
А еще трое знакомых отболели по одной и той же схеме: сильная слабость, озноб, температура днем поднимется до 37.2 (от силы до 37.5), к вечеру спадает. И больше ничего, и так две недели. Подозреваю, что это легчайшая форма. То есть с одной стороны, больницы заполнены, медики погибают, паникеры паникуют, а с другой - люди сидят по домам, теряя здоровье и средства к существованию, и не понимают, за каким лешим: апокалипсис-то явно отменен. То есть личные и конкретные апокалипсисы очень даже происходят, но это всегда так и бывает.
А с завтрашнего дня нас ожидает большой московский бал-маскарад, с народными гуляньями по графику и повсеместным ношением масок. Поскольку подготовка к параду, который состоится 24-го июня, уже началась, как-то плохо верится в законопослушание масс, совсем сбитых с толку.
Тем не менее, нет такого худа, при котором бы не оказалось хоть немного добра. Например, трансляции спектаклей. При моей большой загруженности я смотрю лишь небольшую часть того, что валится на нас в сети, но что мне надо, то успеваю. Думаю, мы никогда бы не увидели некоторых важных для меня записей, если бы не этот чертов вирус, они явно были оставлены лишь для внутреннего употребления. Качество этих записей разное, но для театроманов вполне годится. Так, Сатирикон наконец-то сдался и признал, что просмотр записей может иметь некоторую ценность и уж точно никому не принесет вреда: люди все взрослые, и понимают, что прямо и без потерь перенести спектакль на экран нельзя. Если не готов мириться с трудностями и подключать воображение - проходи мимо! Из сатириконовских закромов мы получили "Деньги", "Тополя и ветер", "Макбетта" (который, впрочем, уже ходил по рукам), а Стейдж Раша расщедрилась и показала "Чайку". Еще из важного: "Турандот" Богомолова (имеет больше архивную ценность, но я именно после нее стала смотреть трансляции) и "Иванов" Бутусова, снятый в МХТ после 16 (?) показов.
Про "Иванова" я писала в инсте и хочу перенести пост сюда.

"У Гоголя две крысы понюхали и пошли прочь. А ты не понюхавши набросилась".
Вот так "не понюхавши" набросились тогда на бутусовского "Иванова" критики, зрители (в большинстве) и, главное - руководство театра. Ну не поняли, не доросли, теперь уже это ясно. И я не была исключением. Мне не то чтобы не понравился спектакль - я думала... мне казалось, что актеры в принципе не могут существовать в тех условиях, в которые их загнал режиссер. Чего стоят эти ветки и чурбаки, наваленные на сцене, так что актерам приходилось думать о том, как бы не споткнуться! Я тогда ещё не знала, что первые показы спектаклей ЮБ редко бывают удачными: тут дай бог следовать хотя бы внешнему рисунку... И не знала, что в "Чайке" эти "условия" будут ещё труднее - и актеры справятся! И эти, скорее всего, бы справились - если бы у них была возможность по-настоящему разыграться. Другое дело - что, если бы не неуспех "Иванова", то и "Чайка" была бы другой. Так что мне горевать не о чем.
А если по делу: отличный это был бы спектакль! Первый бутусовский нелинейный, вывернутый наизнанку, играемый задом наперед. И да - со сценой, заваленной чурбаками, ветками: разрушение, развал, тревога, неустойчивость опасность. Тогда не произошло эмоционального подключения, а сейчас, через экран - произошло. И актеры порадовали героизмом. Так что горевать всё-таки есть о чем.