?

Log in

No account? Create an account
 
 
30 December 2013 @ 03:00 pm
К-ф "Горько!" реж. Жора Крыжовников (Андрей Першин)  
Фильм "Горько!" такая же комедия, каковы комедии пьесы Чехова "Чайка" и "Вишнёвый сад". В том смысле, что жизнь, которую мы проживаем каждый день комична до безобразия, этого у неё не отнять, особенно, если каждый слышит только себя. А уж если свадьба или похороны - тем более! У Жоры Крыжовникова уже есть свой режиссёрский почерк, он продолжает линию, начатую "Проклятием": там тоже была повседневная жизнь, взятая в важный, даже знаковый момент (для влюблённых это - свадьба, для актёра - кастинг на роль). Через объектив любительской камеры мы видим всё, как есть - повседневность во всём её абсурде и даже гротесковости.
Фильмов про предсвадебную и свадебную суету много - разных. В "Горько!" есть перекличка с Кустурицей, с "Чёрной кошкой, белым котом" - здесь тоже женятся не обезличенные жители мегаполиса, а аборигены. Но если у Кустурицы - стиль, даже шик, метафизика, то в нашем "Скотопригоньевске" всё очень банально, даже безобразия - ни глубины, ни подтекстов (так оно кажется на первый взгляд).
Скотопригоньевские ассоциации с лёгкой руки Богомолова теперь будут возникать везде. Основания для этого есть: забивающая уши попса, "Ты меня на рассвете разбудишь", казачий хор, дикие развлечения, дикие люди - короче, "русский дух". Свадьба там идёт в двух вариантах - традиционном, варварском, с попсой, тамадой и Светлаковым - и гламурном, "цивилизованном". И то, и другое выглядит одинаково отвратно. В фильме славянофилы формально одерживают моральную победу над западниками - потому что "мы тут живём", а формально - потому что после такой победы только застрелиться, до того всех жалко и до того страшно за будущее. Однако жить будем, и эта комедия жизни включает в себя и мелкие, и крупные горести, и даже смерть. Много узнаваемого быта, узнаваемых типажей, есть и мини-истории персонажей, подтверждающие криминальность нашего привычного мира - от тамады, у которой вчера сына убили на зоне, до брата жениха, недавно отсидевшего и морально навсегда травмированного тем, что невеста не дождалась. Фильм - горькое жизнеописание, в котором фиксируется какой-то значимый отрезок, фрагмент в ряду других фрагментов. В отличие от рогожкинских "Национальных особенностей", в нём нет любования "русским духом", но нет и глумливой ухмылки, предложения зрителю со стороны посмотреть на жизнь аборигенов, ужаснуться, но в то же время ощутить своё превосходство. Жора Крыжовников не льстит ни зрителям, ни себе.
Tags: