?

Log in

No account? Create an account
 
 
22 January 2014 @ 03:58 am
"Ревизор" Коляда-театр, 21 января 2014  
Смотрела "Ревизора" в первый раз - и это самый мрачный спектакль Коляды из тех, что я видела. Тоже Гоголь, тоже зеркальное отражение наших представлений о том, где и как мы живём.
Мир "Ревизора" - зона, лагерный барак с соответствующей эстетикой и кодексом, мужской и женский вместе. Городничий - пахан, добродушный от благополучной жизни. Сергей Фёдоров сохранил (особенно, поначалу) ельцинские интонации Собакевича и, должно быть, неслучайно. Хлестаков - мелкий уголовник, которого принимают за авторитета. Хоть и мелкий, но уже отмороженный, у него временами лицо убийцы, возможно, и сам он в будущем убийца. Спектакль давний, но теперь за Ягодиным тянется шлейф Годунова, при том, что здесь он играет Самозванца - эффект жуткий.
Главный реквизит - земля. Из неё торчат жизнерадостные перья зелёного лука, но она только иногда земля, чаще - оборачивается грязью, и это обыгрывается многократно. Деньги - грязь, власть - грязь, тщеславие - грязь, похоть - грязь... Все привычные желания - грязь, а других и нет. Постоянное мытьё полов и обмывание ног - это наведение внешней чистоты, ритуал, не больше.
Но есть кодекс, значит, есть и позор. Стыд - единственное по-настоящему душевное движение, которое сохранили эти люди. После того, как Хлестаков надругался над женой и дочерью Городничего практически у него на глазах, тому очень трудно принять это как свою плату за будущее благополучие, потому трагедия семейства начинается ещё до прочтения письма. Сцена после отъезда Хлестакова, которая обычно решается как миражный триумф Городничего, здесь очень мрачная. Плохо даже идиотке-дочери, а Городничий и его жена пытаются хоть за что-то зацепиться, найти утешение в надежде на будущее благополучие, он - с отчаяньем, она - подавленно. После прочтения письма Тряпичкину стыд накрывает уже всех, но они быстро находят козлов отпущения и забрасывают грязью голых Добчинского и Бобчинского. Или, может, это уже земля?
Но есть и другой пласт в спектакле, и связан он с музыкальным рядом. Начинается всё с романса "В лунном сиянии" в аутентичном исполнении Евгении Смольяниновой. Интересно, что этот романс звучит в "Евгении Онегине" Туминаса как нечто чужеродное и, на мой взгляд, является одним из минусов спектакля. Здесь же он абсолютно вписывается в стилистику и придаёт "Ревизору" неожиданный, но очень уместный привкус русского модерна. Он поддерживается  шаляпинским "Кудеяром", вальсом "На сопках Манчжурии" и другими музыкальными темами - очень искренними и подлинными. Это - такое же настоящее, как земля с перьями лука, вода и бабьи телогрейки. Музыкальный ряд придаёт спектаклю бОльший объём и позволяет если не увидеть, то хотя бы допустить, что возможен и другой вариант картинки в калейдоскопе. Он же, в основном, и поддерживает гуманистическую тему спектакля.
 
 
 
LiveJournal: pingback_botlivejournal on January 22nd, 2014 05:59 am (UTC)
О наших гастролях пишут в блогах
Пользователь kolyadanik сослался на вашу запись в записи «О наших гастролях пишут в блогах» в контексте: [...] http://lotta20.livejournal.com/231551.html [...]
Лев Семёркинlev_semerkin on January 22nd, 2014 06:49 am (UTC)
Сцена после отъезда Хлестакова
>> Плохо даже идиотке-дочери, а Городничий и его жена пытаются хоть за что-то зацепиться

я эту сцену по-другому увидел
жена - крепкая тетка, ее ничем не прошибешь
а дочь... Ермолова столько сыграла в этом эпизоде, к простому "плохо" и "идиотка" никак не сводится
lotta20lotta20 on January 22nd, 2014 09:15 am (UTC)
Re: Сцена после отъезда Хлестакова
должно быть, в этой сцене я больше смотрела на Городничего)
Лев Семёркинlev_semerkin on January 22nd, 2014 09:24 am (UTC)
Re: смотрела на Городничего
было на что :)
Федоров очень хорош в этой роли и очень разный, не одной краской играл, широкой палитрой - то грубого Борис-Николаича подпустит, то мягенького мужичонку
в записи помню, мне он таким потертым, жизнью побитым показался. а здесь то слаб, то силен, то прост, то хитер
человек, не маска, и отношение к нему человеческое
он здесь человечески крупнее, значительнее Ягодина
lotta20lotta20 on January 22nd, 2014 09:36 am (UTC)
Re: смотрела на Городничего
да, намного крупнее и глубже! Ягодин-Хлестаков почти однокрасочный, бьёт в одну точку.
Фёдоров поразил просто, хотя всегда нравился! Я сперва испугалась, что он так и будет елциным ходить, но потом ТАКОЕ началось!
Мне впервые вообще не было смешно у Коляды, с самого начала ждала, что случится что-то страшное, особенно, от Хлестакова ждала. Только музыка и спасала.
Лев Семёркинlev_semerkin on January 22nd, 2014 09:57 am (UTC)
Re: не было смешно у Коляды
а я с самого начала и почти весь спектакль смеялся от души :))

и вот что заметил, когда второй раз смотришь, главные фишки уже не шокируют, ты про них уже знаешь, помнишь и обращаешь внимание на другие стороны, вторые планы
так в этот раз с грязью в "Ревизоре" было, со стриптизом в "Маскараде"
lotta20lotta20 on January 22nd, 2014 10:08 am (UTC)
не шокируют
Это да! провокация связана с моментом неожиданности, тогда она поглощает.
а "не смешно" тоже субъективно, зависит от состояния.
На меня сильно подействовали необработанные музыкальные темы. У Коляды они обычно и есть необработанные, но здесь приписаны к определённой эпохе. Все элементы: "церковное" облачение Городничего, ковры, азиатчина, кадила, деревенское мытьё полов - как будто начало 20 века. Но потом приехал Хлестаков - и угол зрения сменился.
Лев Семёркинlev_semerkin on January 22nd, 2014 11:24 am (UTC)
Re: Но потом приехал Хлестаков
а Хлестаков из другого времени? из какого?

он ведь тоже с кадилом (пудренницей)
:)
lotta20lotta20 on January 22nd, 2014 03:34 pm (UTC)
Re: Но потом приехал Хлестаков
Да, с кадилом, пудренницей, в которой временами кокаин, тоже модерн) И он сперва такой весь бледный и даже нежный (почти как Подколесин)))
Всё меняется, когда он чувствует власть. В спектакле самое страшное - ощущение безнаказанности власти, за которой не стоит ничего созидательного. И мир на сцене сразу стал криминальным, уголовным - и тут уж всё равно, какая эпоха. Кудеяр-атаман победил, Вы правы. Сначала песня была элементом стиля, потом стала сущностью происходящего. Только про совесть "разбойника лютого" уже надо зрителям домысливать самим.