lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Однорукий из Спокана" Сатирикон, сцена ВШСИ, Премьера, 5 октября 2014

Начинаю любить Макдонаха. Раньше всё недоумевала, почему этот "не мой" драматург тем не менее нужен и интересен, теперь поняла. "Не моим" он был просто в силу материала: в его пьесах много бытовой и житейской конкретики, приписанной к Англии, Ирландии, Америке и вообще англо-саксонскому миру (насколько ирландцы англосаксы, спорить не будем), а для меня это неродное. Тут заведено на бессознательное, вот французы, итальянцы, славяне - это любо-дорого... Но оказалось, легко привыкнуть, дело в желании и времени.
Безумно жаль и снятый "Сиротливый Запад", и трагически закончившую жизнь "Королеву красоты" (время идёт, и на её восстановление всё меньше надежды). "Однорукий", третий сатириконовский Макдонах, безусловно, удался. Конечно, хотелось бы, чтобы он успел к Пермскому фестивалю спектаклей Макдонаха, но тут ничего не поделать.
Спектакль 5-го октября (второй премьерный день) показался мне менее удачным, чем на предпремьерном прогоне. Важно, конечно, и место: 2 и 3 ряды на боковых "крыльях" очень неудобные, нет подъёма, и вдобавок несколько сцен, рассчитанных на центр, теряют силу. Но был и объективный момент: больше актёрской напряжённости, больше экспрессии, больше внешнего (эффект "второго дня"?) Даже у Кармайкла был перебор с экспрессией - в сцене телефонного разговора с матерью.
Сказалось это и на самом слабом звене спектакля - на Мервине. Поясню, почему я считаю этот образ слабым. Григорий Лежава - хороший актёр на амплуа "простака", обычно его герой - обаятельный и наивный парень. Он интересен, потому что бывает "простота хуже воровства" и актёр умеет это передавать. В принципе ничто не мешает Мервину быть "простаком": от обезьянки в анамнезе и тараканов в голове никто не застрахован. Да и желание портье вырваться, хотя бы в воображении, за рамки обыденности тоже понятно и объяснимо. Но у Макдонаха это образ парадоксальный, а в спектакле - нет. Чтобы как-то это компенсировать, актёр делает героя вроде как "непростым", напыщенным и временами выдаёт чуть ли не демонические ноты. Но играть человека, который сам играет, Лежаве трудно, поэтому всё опять же уходит во внешнее. Обидно, потому что на прогоне он был куда лучше и органичнее: сентиментальный, несчастный, по-детски жестокий, изо всех сил старающийся казаться киногероем. В общем, роль сложная, и не хочется, чтобы актёр ломал свою природу, иначе возникают проблемы с убедительностью.
У Кармайкла-Суханова с парадоксальностью всё в порядке, и тут идёт полное совпадение с ролью. Очень сложный пластический рисунок, завязанный на физическом - на однорукости - и в то же время придающий каждой детали символическое звучание. Благодаря Суханову непонятная история с потерей руки героем практически не нуждается в объяснении: он играет не только множество обычных комплексов и сложный психоз, но и что-то мистическое и философское. Герой отрубает руку с татуировкой "hate", его агрессивность находит выход в отношениях с людьми. Желание восстановить утраченную цельность придаёт смысл его жизни. Но во всём происходящем есть нечто иррациональное, понимаемое лишь на уровне ощущений, недаром у Макдонаха все варианты прошлого уравнены в правах.
ДЖ
фото: Сергей Петров
Tags: САТИРИКОН, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment