?

Log in

No account? Create an account
 
 
11 May 2009 @ 02:05 pm
Павел Первый - "в пространстве Давида Боровского"  
"Капнист туда и обратно" Эрмитаж.
Спектакль сложной структуры и сложного жанра, очень похожий на мюзикл.  "Пространство Давида Боровского" объединяет сцену и зал, актёров и зрителей, при этом все они знают своё место. Чудесные костюмы, несколько прекрасных актёрских работ. Мгновенно сменяющие друг друга динамичные сцены чередуются с неторопливыми задумчивыми монологами.
Неискушённому зрителю смотреть "Капниста" трудновато, а я и есть неискушённый зритель, несмотря на то, что уже год хожу в театр чаще, чем на работу. Спектр "моих" театров неширок, я привыкла к Юго-Западному экспрессионизму, к сладкому счастью подчинения, а в Эрмитаже от зрителя требуется что-то другое и, должно быть, бОльшая внутренняя самостоятельная работа.
Что делать, слаб человек - и я невольно искала взглядом "родных" актёров  - тех, кто обладает качествами, нужными именно мне. Пока их двое: Сергей Олексяк в роли простака Богдана Прямикова - огромный, трогательный, обаятельный до предела, и - кто бы сомневался! - Женя Кулаков.
Кулаков зацепил давно, ещё в  "Студентах" - наивный мальчик, в котором почему-то чувствуется огромная внутренняя сила. Теперь он - Павел Первый!
Этот, скажем так, персонаж, на мой взгляд -  интереснейший, в каких бы фильмах или спектаклях он ни появлялся. За ним стоит один из самых трагичных моментов русской истории, да и сам он - хоть куда! К сожалению, Павлу повезло намного меньше, чем тому же Калигуле: пока не написана та пьеса, в которой он был бы вознесён на должный уровень. Так и здесь: у Павла всего лишь несколько сцен и блестящий финал. Всё остальное время он бегает по галерее над зрительным залом, так как всё происходящее показывается, собственно,  для него. А мы сидели очень неудачно и почти не видели его, только голос слышали. Короче, мне не хватило.
Зато когда он появлялся на сцене... Кулаков ни на секунду не выходит из образа, это -  НАСТОЯЩИЙ Павел. Неврастеник, запутавшийся в противоречиях русской жизни и собственных страстях, страдающий от невозможности выправить существующий порядок, изменить человеческую природу, он в то же время чувствует себя ПРИРОЖДЁННЫМ императором.  Павел вроде бы несолидно бегает со своей палкой, тщедушная фигура, удивительное внешнее сходство (на самом деле Кулаков - необычайно изящен и пластичен) - но как это сильно! У него же и голос слабоват - но какая мощь в этом голосе! При каждом своём появлении он держит в руках весь зал и остальных актёров. И только на поклонах, пока остальные весело и красиво прощались с публикой, а он стоял в виде памятника (до последнего зрителя), в его глазах (только в глазах) появилась улыбка - но это так трогательно! И не хватало лишь цветов у подножья - но их тут же принесли и возложили.




фото Е.Люлюкина