lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

Categories:

к-ф "Левиафан", реж. А.Звягинцев

Это не фильм, а проповедь позднего Льва Толстого, рассказанная языком кино. Все просто: государство - зло, власть - зло, православная церковь - зло, женщина - не человек, а самка и орудие Дьявола.
У нас есть два Левиафана. Один живет внутри и извращает все благое: любовь, дружбу, чувство долга, веру, заботу о детях... Другого (государство и религию) мы создаем сами, пытаясь как-то ограничить первого, но получается только хуже.
История, рассказанная Звягинцевым универсальна, с некоторой ориентацией на экспорт. "Стерильная" картинка, условное место действия, интернациональный облик Серебрякова и Вдовиченкова. Из собственно русских реалий, пожалуй, только Мэр в прекрасном исполнении Романа Мадянова, портреты "вождей" в качестве мишеней и официозная проповедь в храме. Остальное - общие места. Пьянство снято так, будто иностранец снимал, гоббсовский и библейский левиафаны, иона и иов смешаны в кучу. В этом мире комфортно среднему зрителю (американскому, европейскому, российскому). Чего стоит Серебряков, через много лет после "Груза 200" снова допытывающийся про Бога - тоже общее место, по сравнению с тем, балабановским. Но этот его разговор с толстовским мужичком-священником, обладателем истинной веры, окончательно прояснил картину.
Маленький священник трактует веру по-своему, а Церковный иерарх в разговоре с Мэром говорит, что вся власть от "бога", но мы-то понимаем, от какого бога и чего стоит его "правда". Преступно и аморально все, что имеет отношение к "власти". Приятель героя и его жена легко допускают, что Николай - убийца (конечно, приятель же в ГИБДД работает), а потом свидетельствуют против него. Московский друг-адвокат, нарывший компромат на Мэра, целеустремленный, горящий желанием помочь Николаю, под носом у него трахает его жену (конечно, он же юрист, что ему правила морали!). О жене разговор особый. В фильме-притче Елена Лядова играет не Женщину и даже не женщину-ведьму, а самку, орудие соблазна. Ее и зовут Лилей (= Лилит), она сама не может справиться со своими инстинктами и в конце концов губит и себя, и мужа. Сын Николая Рома с самого начала видит в ней главного врага, так и говорит, что все зло от нее, и это не простая ненависть к мачехе (недаром мальчик столько времени проводит в "настоящем" храме - старинной разрушенной церкви).
"Критика существующего строя" в фильме играет второстепенную роль, хотя именно эта линия по большей части способствовала его пиару. Звягинцев старается говорить о вечном, поэтому получилась не наша российская чернуха, а чернуха мировая, общечеловеческая. И с одним-то Левиафаном трудно справиться, а с двумя - практически невозможно. Предлагать не только трактовку жизни, но и решение в духе позднего Толстого было бы наивностью, которой художник счастливо избежал, в итоге вообще не оставив надежды на выход.
Tags: КИНО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments