?

Log in

No account? Create an account
 
 
25 March 2015 @ 02:26 am
фильм "Пациенты" (2014), реж. Элла Омельченко  
Премьера фильма состоялась в "Ролане", а для блогеров организовали показ в кинотеатре "5 звезд на Павелецкой" 24-го марта. Я пошла на показ с интересом. Во-первых, фильм - российский, получивший премии на фестивале "Окно в Европу", что обещает достаточно высокий, если не художественный, то хотя бы технический уровень. Во-вторых, в одной из главных ролей - Тимофей Трибунцев.
Трибунцев снимается довольно много, и все его киноработы выглядят достойно, но всегда хочется увидеть его в непривычном амплуа и чтобы роль была побольше. Здесь ожидания частично сбылись: роль объемная и вдобавок актер играет не приблатненного персонажа и не "маленького человека", а успешного психотерапевта, противостоящего священнику в борьбе за души людей. Но об этом после. Сначала о "душах".

Герои - муж и жена, Сергей и Лена (актеры Павел Баршак и Марьяна Кирсанова), живущие несколько лет вместе и смертельно надоевшие друг другу. Никаких "душ" у них, собственно, нет, это абсолютно пустые существа, говорящие банальными фразами, вложенными в них психотерапевтом Брюсовым и священником отцом Сергием (Дмитрий Мухамадеев). Никакого другого влияния, никакого внешнего мира в их жизни почему-то не видно. Жена озвучивает объявления станций метро и тупо повторяет их дома, муж вроде как пишет сценарии сериалов, а уйдя из семьи, логично оказывается на митинге и тупо стоит в толпе, ничего не понимая. Это Адам и Ева не только до грехопадения, но и еще до того, как в них вдохнули душу. Реагируют только на физиологические раздражители и покорно слушаются: он - психотерапевта, она - священника. То, что проделывают с мужем и женой эти двое, манипуляцией не назовешь (манипулировать-то нечем), они просто говорят им: делай так или эдак.

Фильм оживает лишь тогда, когда противостояние психотерапевта и священника становится прямым. Роль психотерапевта лучше придумана, лучше сыграна и, видимо, лучше понята создателями (священник почти так же уныл, как его прихожане, разве что выглядит колоритнее). Герой Трибунцева - собирательный образ успешного психоаналитика, каким его представляет обывательское сознание: ведет прием в богатом кабинете (главный предмет обстановки - роскошная белая кушетка), одет и причесан с богемным шиком, изящен, артистичен, авторитарен. Сначала суть его советов была не вполне понятна: закралось даже подозрение в "неправильной ориентации". Потом вроде как разъяснили, что он не гей и не женоненавистник, что все сложнее, просто всякая бесовщина у нас уже привычно ассоциируется с содомом и гоморрой. И тут фильм резко сменил жанр: с иронической мелодрамы на нечто похожее на комедийную притчу, точнее, на попытку притчи. Трибунцев в роли современного беса-искусителя - это, как минимум, интересно, и на это приятно смотреть.
Что еще интересно, так это весь изобразительный ряд: костюмы, интерьеры, натурные съемки - смотрится очень хорошо. Подбор музыки и весь звукоряд тоже порадовали. А вот со смысловыми моментами, особенно, метафорическими, недоумений больше. Например, что за путаница с "запретными плодами"? Недоделанная Ева протирает очень красивые яблоки и надкусывает (пока Адам болтается в квартирном гамаке) - это Рай, что ли такой? А психотерапевт подсовывает пациенту роскошные ягоды. Оба антагониста подбивают подопечных к деторождению - каждый руководствуется своими резонами. Почему-то муж носит фамилию жены (неблагозвучность собственной в данном случае не аргумент), причем зовется Шаламов (если это не случайное совпадение, то хоть бы объяснили бы, в чем писатель провинился). "Исповедь" священника и выводы психотерапевта по ее поводу беспомощны и бестолковы до крайности.

Но главная претензия - к названию. Само по себе оно очень хорошее и предполагает, что все мы - пациенты, все нуждаемся в лечении... Но тут вопрос: в лечении чего и от чего? Нельзя исцелить пустоту. Даже когда герои смотрят с экрана больными собачьими глазами, непонятно, в чем вообще им можно помочь. Прозомбировать по новой? Прозомбировать как-то иначе?
У психотерапевта и священника души все-таки есть (или предполагаются), но и здесь полная неразбериха с мотивами и последствиями. И с финалом. Длинноволосый Тимофей в тоге на фоне Иерусалима - это сильно!