lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Мушкетеры. Сага. Часть первая" МХТ, реж. К.Богомолов, 15 ноября 2015

Когда режиссер, драматург или писатель берет за основу такой материал, то, как бы далеко он от него ни ушел, все равно будет находиться под его влиянием, будет думать о нем, вспоминать время, когда взахлеб читал книгу Дюма, и события, этому сопутствующие. Константин Богомолов "нужные книги в детстве читал" и нужные фильмы смотрел, поэтому спектакль наполнен цитатами, которые напрямую связаны с "романтическим" периодом его жизни (да и жизни почти каждого зрителя - отсюда радость узнавания). Мушкетеры, Малыш и Карлсон, князь Мышкин, Наташа Ростова, Ирина Мирошниченко - мифологические персонажи того же времени.
Д'Артаньяном нам достался Данил Стеклов - в бОльшей степени Малыш, чем Мышкин. А вот Евгений Перевалов, видимо, в бОльшей степени будет Мышкиным (я его, собственно, и видела в этой роли в спектакле питерского театра "Мастерская"). Остальные играют без замен, каждый из мушкетеров транслирует что-то важное, характерное для его персонажа. Из Андрея Бурковского получился вполне ожидаемый Портос, Арамис - ну просто чистый Верник, а Атос - Миркурбанов (недаром его актерская манера дважды смешно пародируется в спектакле). Можно предположить, что у Богомолова любимый герой романа Дюма именно Атос (как и у большинства), так что выбор актера неслучаен. Исполнители понравились все, тут и сомнений не было с самого начала.

Из книги в спектакль перешли (в измененном виде, конечно) три главных линии: история д'Артаньяна и Констанции (о юноше, наполучавшем в ходе взросления кучу тумаков), история Атоса и Миледи (о взрослом мужчине, который вдруг узнал о себе и своих предпочтениях новое и тревожное), история королевы Ирины Петровны и Бибера-Бекингема, тоже важная для режиссера (то ли изживающего юношескую влюбленность в пожилую женщину, то ли исследующего, как оно будет - любить в преклонном возрасте?) - к этой теме он не в первый раз обращается, вспомнить хотя бы "Идеального мужа".
Участие Ирины Мирошниченко сильно интриговало: как она впишется в богомоловский театральный мир? Вписалась, но интересным образом. Мирошниченко играет так, как она привыкла, как у нее хорошо получается - серьезно, с пафосом, но в то же время холодно, без погружения. Так она играла и 30 лет назад (я помню), но здесь получилось нечто сродни "эффекту Кулешова": традиционная манера игры была обставлена совсем иным контекстом, и серьезность обернулась фирменным богомоловским стебом. Правда, поданным более тонко, чем обычно - с большим уважением к актрисе. Вот, к примеру, она поет "Не отрекаются любя" (хорошо поет!), а в глубине сцены на подтанцовке - Бибер-Павел Табаков своей серьезностью добавляет иронии, снижает пафос.
Сквозные (частично знакомые по прежним постановкам) темы и образы: необходимость забыть (и даже убить) свою мать, поедание (в прямом смысле) любимого человека, сильный телесный "низ", попсовые шлягеры, использование Розы на периферии сюжета. Еще интересный внесценический персонаж Николай Федорович Ермилов (де Тревиль) - что-то вроде кегебешника-искусителя, давшего каждому мушкетеру "путевку в жизнь" (вот тут-то и надо было им забыть-убить свою мать). А я всякий раз вздрагивала, когда слышала его фамилию, так как знала только об одном Ермилове - кошмарном литературном критике старых советских времен (кажется, у Сорокина еще был Ермилов). Его вдова преподавала нам в институте уже не помню что. Он женился на молоденькой, так что она была тогда вполне нормальных лет, но странноватая, забавная, ходила в шляпках, добродушная, к счастью. Правда, имя-отчество в спектакле другое: того звали Владимир Владимирович, может, потому и заменили. А может, и вообще ни при чем тот Ермилов.
Вообще-то я не поклонница драматурга Богомолова, и "Мушкетеры" это подтвердили. Получившаяся пьеса мне кажется недоделанной, местами невнятной, недаром пришлось дважды выпускать на сцену персонажа, который бы пояснил зрителям происходящее. Почти половина спектакля - это какой-то эмбиент: музыка для релаксации, цепочка многословных монологов тоже для релаксации, когда в смысл произносимого текста перестаешь вникать. Мне все мерещились роза, которая в ночи сношается со змеей, "корабль моего отчаяния входит в гавань чего-то там", "белый плащ с кровавым подбоем" и тому подобная приторная красота. Первые монологи (рассказы мушкетеров о тяжелом детстве) живо напомнили Сорокина, но без свойственной Сорокину энергетики текста, а потом уже монотонность нарушали лишь Вержбицкий и Миркурбанов - за счет собственного темперамента. Отдельные афоризмы, иногда не отличимые от цитат, очень удачные, яркие и смешные, но в общем потоке текста можно утонуть.
Что касается главной темы, то режиссер смешал любовь и смерть в тяжелый, крепкий коктейль, от которого утром, как минимум, голова болит, а можешь и в петлю захотеть. Состояние, в принципе, всем знакомое - как последствие коктейля и "излишеств нехороших". И знакомое не всем, но многим - то же самое состояние, но как следствие любви.
Tags: Богомолов, МХТ, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments