lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Вальпургиева ночь" реж. Марк Захаров, Ленком, 3 июня 2016

Честно говоря, я не представляла себе Веничку в исполнении Миркурбанова. Знала, что когда-то он его уже играл, но когда это было.. и где... Все-таки время и место имеют  значение. Не убеждали фотографии, и рецензии, и свидетельства очевидцев, тем более что серьезного перевоплощения в случае с этим актером ждать не приходится: его внешний облик, "имидж", и манера игры практически не меняются от спектакля к спектаклю.
Но с другой стороны: Алексей Вертков, на мой взгляд, рожден для этой роли, сыграл ее прекрасно, а эффект оказался минимальным. Я это объяснила тогда тем, что Женовачу "не дался" ерофеевский алкогольный сюрреализм, и теперь думаю, что так оно и есть. Вдобавок действие спектакля как-то слишком жестко было привязано к советскому времени. Сам Вертков, тем не менее, образом Венички попал в "десятку", а про Игоря Миркурбанова я этого не скажу: его трудно представить себе, например, прокладывающим кабель вместе с работягами (я имею в виду его нынешний сценический образ, а не лично актера, который, возможно, все это сумел бы). Но вот куда в итоге "попал" его Веничка - это очень интересно.

Миркурбанов играет очень образованного и интеллектуального человека, находящегося в состоянии сильного душевного раздрызга. Он играет то, что можно назвать "красивым пьянством" - раскрепощение движений, мыслей, речи, инстинктов, когда еще далеко до алкогольной деградации и даже язык почти не заплетается, но есть ощущение безнаказанности, иллюзия свободы. Пожалуй, для полноты картины не хватает сигареты в руке.
То, что в богомоловских спектаклях у актера как бы чересчур (и на этом построен эффект), здесь используется прямо и уместно: утрированный артистизм, выразительность жестов, специфическая мимика, самоуверенность... Если обычно Миркурбанов играет "идею", которая материализуется в конкретном образе, то тут, пожалуй, речь все же о человеке, о типаже. В 90-е я таких людей встречала, не много, конечно, потому что это высокий уровень - в основном, ученых, у которых тогда жизнь уходила из-под ног. Я до сих пор удивляюсь яркости, точности и остроумию некоторых формулировок у людей, которые, казалось бы, не вылезали из запоев.
Веничка Миркурбанова - из того времени... и, может быть, из того, что сейчас наступает.
Что касается спектакля в целом, то он хорошо продуман и рассчитан на разнообразную публику: например, "сквозной образ" Зиночки (Александра Захарова) вносит в него утешительную струю, важную для зрительниц-женщин; несколько смешных сцен способствуют разрядке напряженности; ангелы - по-балетному очаровательны, у Ракова, Степанченко и Вержбицкого - небольшие, но полноценные роли. Однако главное внимание все равно на Веничку. Сценография - условное привокзальное пространство с иллюзией движения за стеной, круги спутанного кабеля - проекция сознания героя, мир его помраченного разума, в котором он бесконечно одинок, несмотря на попытки зацепиться за земное, витальное. И зловещий Кремль в финале - это конец его жизненного пути.
Tags: Ленком, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments