?

Log in

No account? Create an account
 
 
26 June 2016 @ 05:24 pm
"Рыбак и его душа" реж. Игорь Яцко, театр Школа Драматического Искусства  
Для постановки метафорической сказки Оскара Уайльда выбрана очень интересная и привлекательная форма - "театр в театре". Зрители смотрят спектакль как бы поставленный молодыми (и не очень) людьми, современниками Уайльда. Естественно, эта форма требует от режиссера большой точности, чувства стиля, вкуса и сильного погружения в эпоху модерна, с его рафинированностью, ироничностью, интересом к Востоку и к мистике. Получается какой-то "двойной Уайльд".
Актеры играют условных английских денди и изящных молодых англичанок, которые исполняют роли Рыбака, Морской Девы, Ведьмы, Души и так далее. В наличии имеется все, что обычно идет в ход в самодеятельных спектаклях: нетеатральные костюмы из личного гардероба, мебель и предметы быта лишь слегка приспосабливаются под нужды постановки. А те, кто отвечает за "звуковое оформление", используют не только традиционные музыкальные инструменты, но и экзотические, "колониальные", а также то, что под руку попадется. Но конечно, это только кажется: на самом деле режиссер заставляет театральный реквизит (начиная от ширмы, на которую транслируется причудливый видеоряд) "играть роль" обычных вещей, которые в данном спектакле "играют роль" реквизита.
Все это освящает своим присутствием сам Уайльд, чей портрет встречает зрителей у входа в зал.



Соответственно, и актеры временами играют так, будто хотят "ирода переиродить", потому что они как бы и не актеры, а просто "молодые люди", для которых все происходящее - азартное, увлекательное и легкомысленное приключение. Они попутно флиртуют друг с другом, перемигиваются со зрителями и вообще проводят время в свое удовольствие. В итоге очень эстетское представление оказывается живым, интерактивным и даже демократичным.
Что касается самого содержания сказки Уайльда в постановке ШДИ, то оно таково: речь идет о Рыбаке, который ради любви к Деве Морской даже не продал (!) душу, а прогнал ее. И она, скитаясь без присмотра, получила разный нехороший опыт, научилась дурному, а потом, борясь за воссоединение с хозяином (которому отсутствие души не мешало любить, так как сердце-то осталось), пыталась соблазнить его мудростью, богатством и белыми ногами танцовщиц. На какое-то время он поддался соблазну, но потом понял, что любовь все же важнее. И что вообще любовь - это главное, что в жизни есть. Душа по Уайльду не всегда подвластна человеку и может жить недоступной ему в реальности жизнью.
Интереснее оказывается не смысл сказки, а то, как в спектакле выражается уайльдовское отношение и к жизни, и к искусству - а выражается оно, как и должно быть, с помощью изысканных и прихотливых средств.
Отдельно хочется сказать о том, кто отвечал "за звуковое оформление". Это красавец-музыкант Антонио Грамши, следить за действиями которого - отдельное удовольствие. При нем было множество инструментов, причем некоторые я не могла опознать ни по виду, ни по названию (они перечислены в программке). Его имя насторожило, показалось псевдонимом: музыкант - полный тезка основателя итальянской компартии. Потом выяснила, что не простой тезка и уж тем более это не псевдоним: итальянский коммунист, потерявший здоровье в тюрьмах Муссолини - дед музыканта.
И напоследок - об "интермедии", заменившей антракт в двухчасовом спектакле. Нам неожиданно показали "номер" - актер Рамиль Сабитов спел песенку "Легенда о Марко" - на мелодию Вертинского и стихи Максима Горького. По сути в этой ироничной песенке и заключен главный смысл спектакля.