lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

Category:

ЧАЙКА улетела - до следующего сезона

На последней "Чайке" сезона отрывались и актеры, и зрители. В зале было много людей неслучайных, смотревших спектакль не по одному разу, и они еще привели своих знакомых, подготовив их, как могли, к происходящему. Не верится, что со времени премьеры прошло уже 5 лет, однако это так.
Судить о том, насколько изменился спектакль за эти годы, мне трудно: по моему опыту, зрители склонны не учитывать те изменения, которые происходят в их восприятии и в них самих, и вообще субъективные моменты они часто объясняют переменами в спектакле, игрой актеров и так далее. Попытаюсь отталкиваться от объективного.
За эти годы сильно изменились три действующих лица - Треплев-Трибунцев, Тригорин-Суханов и Юрий Бутусов. Это заметно даже если просто сравнить фотографии с премьерными, но дело, конечно, не во внешних изменениях. "Чайка" сильно повзрослела, в ней стало меньше трогательных, практически "детских" моментов, провоцирующих зрителей на легкие слезы. А добавилось - взрослая горечь и взрослое же, иногда почти безнадежное, отчаяние. Это тем более серьезно, что актеры теперь играют не только свободно, но и очень точно (например, образ Аркадиной-Полины Райкиной усилился многократно).
Я сидела на 1 ряду и впервые настолько серьезно осознала, как велика в спектакле роль Бутусова: не как постановщика (это само собой), а как действующего лица. В Театриуме на Серпуховке другая сцена и вообще другое театральное пространство. Если в Сатириконе Бутусов часть времени "наблюдал" за происходящим, сидя за специальным "режиссерским" столиком из зала, то тут я даже не знаю, есть ли подобный столик. Во время спектакля Бутусов может быть... везде. Вот он (точнее, его персонаж) стоит у стены зрительного зала и смотрит, как его актеры играют в "лото" - и постепенно продвигается к сцене (и в это время трудно даже выбрать, на что смотреть - на актеров или на его реакцию). Вот медленно проходит по авансцене, чтобы потом уже непосредственно войти в действие. Вот появляется в проеме и как бы зовет к себе Треплева, бредущего с окровавленной тряпкой на голове, а потом "принимает" его. Его появления уже не так неожиданны, как раньше, когда он вихрем врывался на сцену, его присутствие в спектакле теперь ощущается постоянно.

В разных показах на Серпуховке были разные варианты его действий, я не все зафиксировала в памяти. Но особо хочется все же сказать о танцах, особенно в финале 1-го действия. Танец стал намного длиннее - настолько, что время уже не имеет значения, оно исчезает. Между тем, именно с 1 ряда хорошо видно, что это значит для актеров, и тем самым для их персонажей. Бутусов меняет танцевальные элементы, но общий агрессивный посыл остается. Если актеры действительно "отрываются" (танец Дровосековой - это отдельное, потрясающее зрелище), они свободны и, казалось бы, забывают о зрителях, то Бутусов воздействует именно на зал. Он держит, и отталкивает одновременно, заряжает или изгоняет духов, это чисто театральное "камлание", втягивающее в себя зрителей, ничего подобного я не видела.
"Чайка" - очень затратный спектакль, и эмоционально, и физически. Я бы все же сказала, что за последние годы он стал менее сентиментальным и более экспрессивным, менее лояльным к зрителю и порой сильно его выматывающим. Хотя чудесные, легкие игровые моменты продолжают радовать и помогают пройти до конца весь путь вместе с актерами и всей постановочной группой спектакля.





фото из сети
PS Во время антракта какой-то наивный зритель задал вопрос служащей, убирающей сцену: почему в уборке участвует актер, подрабатывает, что ли? Она не стала отвечать. И я не стала, хотя могла бы - но это надо было часа 2 рассказывать про спектакль, так как зритель явно воспринимал его в своем привычном ключе, такое переломить сложно.
Tags: БУТУСОВ, САТИРИКОН, Чайка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments