?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 February 2017 @ 12:57 am
"Король Лир", Коляда-театр, 29 января 2017  
Примета времени: сейчас особенно ценится не актерская мимикрия, не широта диапазона и способность к перевоплощению, а человеческая индивидуальность на сцене. Причем эта индивидуальность определяется не только тем, что мы видим здесь и сейчас, но и тем, что накручено на исполнителя вне действия (так, простите, Верник у Богомолова играет именно Верника и подчас очень удачно). В случае с Колядой это особенно важно: он человек публичный, открытый всем ветрам, и каждый любопытствующий может по его постам в ЖЖ и ФБ, а также по интервью составить о нем представление.
Его роли в собственном театре - как раз подтверждают эту примету времени. Призрак отца Гамлета и тем более Лир - при изначальном актерском образовании Коляды что может быть логичнее? какие роли подошли бы ему больше?
В первый раз (пару лет назад) "Король Лир" не произвел на меня сильного впечатления. Но здесь вполне могла сказаться усталость: спектакль идет ближе к концу гастролей, когда устают не только актеры, но и зрители, которые смотрят несколько (кто больше, кто меньше) спектаклей. Собственно, в этом году эффект усталости тоже мне мешал, но со второго раза больше понимаешь и проще отличать ценные зёрна от субъективной, зависящей от настроения шелухи. Я продолжаю считать "Лира" "спрямленным" Шекспиром (как и "Ричарда"), но в этот раз добавилось еще одно измерение, связанное именно с личностью главного исполнителя.
Восточная, "змеиная" метафора идет фоном. В центре - столкновение между детским миром Лира и Корделии с миром взрослых. Корделия до поры защищена от "взрослых" любовью отца, Лир - своей абсолютной властью. Они играют в своей "песочнице", им и в голову не приходит, что когда-нибудь все может измениться. Обида Лира - абсолютно детская, а в итоге другие дети (Корделия и французский король) обречены на гибель. И сам Лир обречен, потому что взрослые всегда оказываются сильнее. Почему? А потому что благородства во взрослом мире мало: там царят похоть, стремление к власти, к наживе, страшные "тараканы" и комплексы. Взрослые тоже играют в игры, только в свои, серьезные и опасные.
Прозрение, то есть отказ от игры, наступает в финале, когда Лир выходит практически в одежде режиссера Коляды (а Эдгар - в рубашке актера Макушина). Это есть и в начале спектакля, но тогда тема лишь задается, в финале же становится понятной. Это особое чувство - видеть на сцене не просто исполнителя, но исполнителя и человека со сложившимся "имиджем". Такое всегда происходит, когда сам режиссер выходит играть. Даже если предполагается, что он в образе, он все равно тащит на сцену не только то, что совпадает с ролью, но и что находится вне ее.