?

Log in

No account? Create an account
 
 
04 September 2018 @ 01:22 am
"А была ли девочка?" "Человек из рыбы", дубль два  
Вместо Матвеева-Гриши - Артем Быстров, вместо Матвеева-Стасика - Павел Ворожцов. Они вместе добавили спектаклю человеческой простоты, стало меньше пафоса, пошлости (про Париж у Быстрова даже почти удобоваримо). А еще переставилось несколько сцен: душ из водосточных труб переехал в конец первого действия и потерял свое зловещее значение (вместо "санобработки" - эротическая сцена Гриши и Лизы), танец Лауры, кажется, из начала переехал в глубь 3-го акта (танцует после очередного "Парижа"), но тут я не уверена, что раньше было иначе, "нежели чем")). Новый Стасик (витальный, в отличие от прежнего) позволил Быстрову перевоплотиться в Набокова, который пытается поймать сачком японку-баттерфляй. А мыльные пузыри стали совсем жизнерадостными, без подтекстов, и переехали в поклоны. В общем, "все мы прекрасные люди" - жесткость ушла из спектакля совершенно, все страдают, всех жалко. История Крысолова - как "снег на Караванной", Париж и прочие красивости - чтобы показать тонкость натур.
Линия ребенка, которую я с большим трудом вытащила для себя из прошлой версии спектакля, теперь растворилась настолько, что уже и не нужна: действительно, "а была ли девочка?" Над ней, уходящей, теперь даже некоторое время держат красный японский зонт. А и правда, к чему здесь лишний драматизм? Спектакль настолько облегченный, мелодраматический, что уже не вызывает отторжения, но и не цепляет. Кроме линии Салмановой - думаю, это целиком благодаря Лауре Пицхелаури. Но в целом - "Караван историй" какой-то, женские томительные сны - несмотря на кажущуюся жесткость лексики и эротических откровений. Впрочем, зрительскую радость он все же дает: сидела на этот раз близко, видела, как красиво (по-другому и не скажешь) играют актеры. Ну и сценографию могла лучше оценить.

Ну а теперь я про свое: про "бутусовщину" и почему она не сработала по полной, почему материал победил. В пьесе нет бутусовского героя, нет и все, а это важно. Есть его антагонист - высокомерный самодостаточный тип, который у Бутусова почти в каждом спектакле, но вторым номером, так как интересует его лишь в связке с главным, любимым героем. А Гриша мыкается один - как Тригорин без Треплева, Отелло без Яго, Дункан без Макбета... Матвеев типажно как раз подходил на эту роль, ничего хорошего из этого не вышло. Уверена, что ни Куликов, ни Денис Суханов (актеры, играющие обычно этого "второго" героя), ситуацию бы не спасли - из-за принципиального отсутствия "первого". Замена Матвеева на Быстрова может быть связана с попыткой оторваться от привычной для Бутусова системы образов, ввести героя №3. В какой-то степени это получилось: вместо экзистенциального - социальный, конкретный, узнаваемый даже - но для режиссера не родной и не особо его интересующий.
Финала мне не жаль, хотя он добавлял смысла - но смысла лишнего, не подкрепленного материалом. К тому же я не могла избавиться от ощущения вторичности: финал у ЮБ обычно сильно бьет по нервам своей парадоксальностью, а тут мне даже "Гамлет" Коляды вспомнился, не говоря уже о бутусовском холодном душе. Так что после изменений спектакль стал более гармоничным, приглаженным - и в данном случае это ему в плюс.
 
 
 
Жанjeanix on September 4th, 2018 11:54 am (UTC)
Структурно эта бутусовщина ближе всего не к "Гамлету" и "Макбету", а к его "Трём сёстрам", прежде всего второй акт.

А исход в антрактах большой?
lotta20lotta20 on September 4th, 2018 03:26 pm (UTC)
Согласна. Но в Сестрах был коллективный герой №1 (почти все мужчины) и герой №2 (сестры и Андрей), а тут любимого бутусовского условного "эдмонда" нет совсем. Глубина спектакля - по щиколотку, все вязнет в разговорах, а эффекта накопления в итоге нет.
Уходили во втором антракте - не выдержав многословных откровений, а в первом еще любопытство держало.