lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

Categories:

"Сын", Бутусов в РАМТе, 6 сентября, прогон

"Сын" - вариация на тему Гамлета по современной французской пьесе Флориана Зеллера. Бутусов уже и не скрывает, что Гамлет для него - человек переходного возраста, а "быть или не быть" решается после того, как герой осознает себя не только жертвой родительских пороков, амбиций и тд, но и "продолжателем", звеном в цепи. Подросток Николя разрывает крепкую цепь, состоящую из адвокатов, страховых агентов, политиков, охотников (агрессивных закомплексованных обывателей) и не передаёт этот вирус дальше. А если честно... я всегда удивлялась тому, что большинство людей криво-косо, с потерями, но как-то переживает переходный возраст. Слишком уж много наваливается, слишком уж мы ранимы в этот период.
Несмотря на клоунаду многих сцен, спектакль РАМТ по-человечески теплый, понятный и трогательный. Актеры зацепили интонацию бутусовской отстраненности (особенно Редько и Деветьяров), да и Редько, конечно, очень условный "мальчик" (кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень), не менее условный, чем Гамлет-Лаура. И тем не менее к условности привыкаешь быстро, персонажи воспринимаются чуть ли не как знакомые или соседи. Так и сосуществуют в спектакле два плана: психологический- бытовой и философский. С дверью, открывающейся в какую-то черную дыру, с комнатой, которая будто бы несётся в космическом пространстве.
Но Зеллер все же не Шекспир. Бутусов ставит линейный, понятный спектакль, но ему нужно расширение - не только за счёт сценографии и актерской пластики. Ключ нашелся по примеру того, как обычно это происходит в Гоголь Центре: речь о "Человеке, который поет" - о персонаже Дениса Баландина. Музыки на этот раз много.. Я очень жалела, что сидела справа, не в той стороне, где выходил Баландин с микрофоном, в концертно-декадентском костюме. Такого персонажа и правда не хватает в пьесе Зеллера и в мире несчастного Николя - потому что это поэзия, это творчество, это выход за пределы комнаты не в чёрное небытие, а в прекрасный космос. Это ломка той системы, при которой обыденный уход отца из семьи становится фатальным для ребенка, потому что кроме папы-мамы зацепиться в этом мире ему не за что.
Ещё.Редько играет близость смерти, он практически бестелесный. Он даже не стар душой, а просто уже с печатью. И с сопротивлением при этом. В этой перверсии более явный смысл, чем девушка-Гамлет. Там подчеркивалась внегендерность, а здесь -фаза жизни. Отец, напротив, полон сил, потому что питается от жизни, его этот мир устраивает, он приспособился и вписался, зализал раны. Интересно, что София - не ведьма, не сирена искушающая, как обычно у ЮБ с женщинами, а гламурная простушка, которая соблазняет не чарами, а витальностью. Возможно, актриса ещё не набрала того ведьминского шика, который присущ героиням ЮБ, но по факту вот так: молодость, сила жизни - в противовес Анне, которая в какой-то мере является отражением сына, его внутреннего состояния.

Tags: БУТУСОВ, РАМТ, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment