lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Там есть высооокая гора..."

Если по аналогии с "Макбеттом" сатириконовского "Ричарда" следует называть "Ричардд" (Лев Семёркин), то с ещё бОльшими основаниями можно и "Лира" назвать - "Лирр".
Cобственно, трактовать Шекспира можно по-разному, здесь я особых противоречий не вижу, но есть в спектакле неожиданные для зрителя моменты, которые и делают режиссёра полноправным соавтором драматурга.
Прежде всего, речь идёт о вставных кусках, которых нет в пьесе. К ним относятся и великолепные метафорические проходы вдоль сцены, которые есть почти у всех героев.
Глупый самоуверенный Лир перед первым столкновением с дочерьми на заднем плане идёт,  размахивая прутом, как плёткой.
А Регана с красной куклой! А Эдмонд и Гонерилья - волокущие длинные доски, придавленные тяжестью своей страсти...
Как выходят дочери на мысленный суд Лира - и как уходят они, не признавая за ним права на этот суд...
А как Глостер чеканит шаг в первом действии... и как странно легко движется во втором - как будто на него уже не действует земное тяготение...

Другой неожиданный момент - облегчённое произнесение  текста.
Мы привыкли придавать большое значение каждой шекспировской фразе, но в спектакле они звучат как-то по-другому.
Вчера попыталась вслушаться в монолог "Дуй, ветер!" - и поняла, что в этом нет смысла.... Потому что там Лир ещё продолжает "дурить". Он говорит о разоблачении тайных убийц... Но ведь его дочери уже разоблачены, сам же он пока себя преступником не считает. Зато как поставлен этот монолог!  Вспышки молний, раскаты грома, фигуры борющихся с ветром героев...

И совсем уж "караул" с текстом в одной из лучших сцен спектакля, когда Лир разговаривает с Глостером и Эдгаром.
 Часть зрителей упорно желает воспринимать короля лишь в юмористическом ключе - как добродушного чудака с "поехавшей крышей".
Он говорит о пороке и блудницах - казалось бы, в этот момент Глостер и Эдгар должны были бы напрячься, ведь это же их "тема". Однако они спокойны. Зато эту тему с удовольствием подхватывает зал, хохоча над каждой репликой и выходкой Лира.
А ведь именно во время этого разговора в короле происходит внутренний нравственный перелом, который виден в его становящемся осмысленным взгляде, в том, как он прижимает к себе голову слепого Глостера, обнимает Эдгара - как будто ищет человеческого тепла и сам стремится поддержать и защитить их. Потому что он - король, потому что он - отец, потому что он - старший...
В то же время некоторые реплики кажутся значимыми, хотя в них вроде бы нет ничего особенного. Так меня уже на первом спектакле резанула по сердцу дважды повторённая фраза Глостера: "Меня водить не надо будет больше". Тут и внутренняя решимость героя умереть, и его беспомощность, и страх...

  
фото с сайта http://denis-suhanov.narod.ru/theatre.htm





Tags: БУТУСОВ, Лир, САТИРИКОН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments