lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Медея" МТЮЗ, 13 февраля

Мотивы, благодаря которым идёшь на тот или иной спектакль, достаточно разнообразны.
На этот раз главным стимулом (и это несмотря на Гинкаса, Бродского и культовую героиню) стало желание увидеть замечательную Галину Морачёву в роли кормилицы. Так что именно ей я обязана своим походом на "Медею", ну и хорошо, спектакль очень интересный, роль достойная.

Вообще, все четыре героя по-актёрски очень выразительны, эффектны, но в то же время - узнаваемы.
Великолепная Медея -- Карпушина (должно быть, у неё на плече, как у Миледи, горит клеймо "виктюк") живо напомнила мне мать моей подруги - в ту далёкую пору, когда их бросал отец: испепеляющей все и вся нетерпимостью и чисто внешне - красивая, крупная, сильная, с роскошными волосами и жёсткими, почти  мужскими чертами лица.
Кормилица - в телогрейке и резиновых сапогах - при этом ничего простонародного, стриженая голова, благородное лицо, трагическое переживание происходящего, но внутренняя самодостаточность  - и какая любовь к жизни, какая поэтизация простых радостей! Несомненное сходство с моей царскосельской свекровью.
Мужчины.... Чудесный Ясулович. Гордин. Оценила. Но поняла, что для восприятия его игры мне не хватает зрительской влюблённости, элемента любования. Роль лишена внешних эффектов, а потому приходилось делать над собой некоторое усилие, вслушиваться в текст.

Никакой Древней Греции на сцене, то есть ЗНАКИ, символы присутствуют - в неожиданном золоте прощального костюма Медеи, в котром она бежит уже окончательно - улетает ввысь, и яркой конструкции, которую притаскивает с собой царь Креонт. Ну и песчаные ступени, ну и ещё что-то по мелочи.
Но больше всё-таки от обычной квартиры, очень запущенной - из-за ухода мужа жена теряет всякий смысл поддерживать домашнее хозяйство. Однако ещё больше это напоминает съёмную квартиру, за которую зацепилась осиротевшая семья: дешёвый кафель , ванная  (у этого водоёма, конечно, куда более сложные функции), кухня с плитой, куриная тушка, ведро с картошкой, которую чистит Медея... А у неё самой костюм одновременно и дорожный, и шахидский...

ИСТОРИЯ, конечно, жутковатая. Поскольку я могу позволить себе роскошь видеть в спектакле то, что интересно МНЕ, то воспринимала больше её семейно-любовную составляющую.
Получилась страшная картина: во ЧТО превращаются отношения мужчины и женщины после того, как проходит любовь.
Вроде и неистовая Медея совсем не мой тип, и сдержанный интеллигентный Ясон не ЕГО, да и любовь закончиться НЕ УСПЕЛА... Но в какие-то моменты я ловила себя на том, что всё это было - в мыслях, в другой жизни...
Настоящая любовь - это всегда война: и со всем миром и друг с другом. Мужчина и женщина в этой войне и сообщники, и противники одновременно, они всегда повязаны кровью: ведь тут и преступление, и грех, и всё это совершается вместе.
Ну а когда уходит нежность (не до конца), когда уходит страсть (не до конца), то отношения эти становятся очень тяжёлыми.
Главное чувство женщины это, как правило, гнев (что-то вроде "я отдала тебе свои лучшие годы, а ты...").
Мужчина же, как правило, хочет отдыха от этого перенасыщения эмоциями. Причём он может ещё завести новую семью, работу, вырастить новых детей... И если его оставить в покое, то о бурной молодости будет вспоминать с приятностью и ностальгией.
Да только кто ж его оставит в покое?
Вот и приходится за роскошь НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ платить потом и правым, и виноватым.

 
Tags: МТЮЗ, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments