lotta20 (lotta20) wrote,
lotta20
lotta20

"Король Лир" 12 мая

"Лир" был ШИКАРНЫМ и замечательно красивым.
С седьмого ряда прекрасно видно  всё пространство сцены, на котором действуют удивительно красивые персонажи: от короля, до голоногого Освальда. И даже те, кто не представляется очень интересным, всё равно радуют глаз.

Первая сцена, как и в прошлый раз, носила какой-то демонстративный характер и была разыграна как по нотам.
Жизнерадостный ехидный Глостер, не скрывающий своего отношения к королю, понимающий Кент, показательно лицемерный Эдмонд. Ещё ничего не предвещает трагедии.
И когда начинаются первые разборки, трагедия не чувствуется: врут сёстры, упрямо глупит Корделия, высокомерно кривится Глостер на этот парад банальностей; Лир, показывая руками часть, отданную Гонерилье, делает руками движения по типу "мы зайдём с тыла, мой капитан!"
Но вот наивный Кент бросается к королю - не думая о себе, не жалея себя! - трагедия началась!

Теперь уже очевидно, что Кент-Трибунцев - одна из лучших актёрских работ спектакля.
А ещё поняла, что именно такой вот, когда-то совершенно неожиданный для меня Лир-Райкин, - тот, кого на самом деле как раз ждала, - со всеми его несуразностями, слабостями, наивным эгоизмом и пробуждающимся чувством вины.

Правда, боюсь, что проиграла свою внутреннюю битву за Эдмонда. Я его не понимаю, он меняется не только от спектакля к спектаклю - но и в течение одного вечера. Характер ускользает, противоречивость не поддаётся логике.
Вчера сделала ещё одну попытку как-то объяснить его себе - чтоб не поставить на нём крест как на герое.
Получилось, что Эдмонд изолгался до того, что уже и сам не понимает, какой он и что ему нужно. Возможно, это так: в его монологах, обращённых в зал, нет искренности. Текст противоречит выражению лица, в глазах  - что-то совсем другое... По сути образ держится на безукоризненной пластике Аверина - и именно это не даёт ему распасться окончательно.
Вопрос: почему Эдмонд бросается с криком к призраку отца? Ответа у меня нет.

А вот сёстры-злодейки - ЕСТЬ! И как сёстры, и как злодейки, и как нелюбимые дочери. И не возникает вопроса, почему они искренне обнимают Корделию, почему Гонерилья со страданием смотрит на отца, а отравив сестру, в последнем рывке бросается к ней, оттолкнув любовника, ради которого всё и делала. И Стеклова, и Дровосекова играют тонко, выразительно и с каким-то внутренним пониманием - очень сложные роли.

Обожаю голосовые модуляции Глостера. И то, как он чеканит шаг в первом действии, его резкие и чёткие движения.
И всё его второе действие - когда движения становятся уже внеземными, как будто на него действует какая-то другая сила тяжести.
Очень хороши его сцены с Эдгаром, который, по-моему, стал намного более глубоким, чем год назад.
Tags: БУТУСОВ, Лир, САТИРИКОН
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments