Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

муха

"Человек-подушка", реж. Кирилл Серебренников, МХТ, 12 мая 2018

Со мной произошла странная история: столько лет не могла попасть на "Человека-подушку", а в итоге ушла после первого действия. Тому было много причин: очень устала за день, получила в антракте неприятное известие, не очень удобные стулья в Малом зале, тяжелая, болезненная тема. Ни одна из этих причин, ни все вместе не являются, конечно, уважительными, но рук заламывать не буду, так как понимаю, что, если бы зацепило по-настоящему, досмотрела бы до конца.
Надо все же сказать, что спектакль долгий - больше 3-х часов, но это же МакДонах, я его очень люблю - как и Серебренникова. Понимаю, что полработы дуракам не показывают, но я же не совсем дурочка, так что попробую разобраться, почему совершила поступок, мне совсем несвойственный.
Сценография и режиссура - ожидаемо интересны, авторский почерк заметен сразу, но для меня повторяемость режиссерских приемов - не недостаток. Но что удивило сразу, так это манера игры актеров. Без иронии и парадоксов МакДонах - не МакДонах. Не могу сказать, что ирония - сильное качество Серебренникова, но с парадоксальностью у него все в порядке. А вот актеры... как бы точнее выразиться... слишком прямолинейны, играют серьезно, однослойно. За исключением Сосновского ("добрый" следователь Тупольски)- его герой с самого начала сложный, чувствующий абсурдность ситуации, у него есть предыстория. Остальные играют один слой, определенные узнаваемые типажи в предлагаемых (хоть и замудренных) обстоятельствах. Такой вот реалистический психологический театр (спектакль поставлен 11 лет назад, но все же...). Самые типажно точные - писатель Катуриан (Анатолий Белый) и Ариэл (Виктор Хориняк). Про писателя к антракту уже все было известно (все жуткие подробности его детства, все темы его рассказов, забота о недоразвитом брате, чувство вины), а впечатление от героя - будто он интеллигент-обыватель, обычный, в сущности, человек с красивым голосом, попавший в застенки НКВД. Про "злого" следователя Ариэла мы пока мало что знаем - но понятно, что большинство полицейских-садистов становятся такими не от хорошей жизни. Кравченко выглядит поинтереснее, ну так и роль у него к тому располагает. Поскольку я знала, что изначально Ариэла в спектакле играл Юрий Чурсин, мне его почти сразу же стало резко не хватать - как подкрепления к Сосновскому. Я не берусь сравнивать профессиональные уровни актеров, но "странноватость" Чурсина явно шла на пользу дела. То есть, на мой взгляд, режиссерский стиль Серебренникова вступил в противоречие с психологической и бытовой манерой игры актеров.
Как ни странно, мне это напомнило ситуацию бутусовского "Гамлета" в МХТ, где произошло примерно то же самое.
Зато! Я поняла, откуда "ноги растут" у бутусовского же спектакля "Комната Шекспира". "Сон в летнюю ночь", превращенный на сцене театра Ленсовета в "пытошную", вырос, скорее всего, из цитаты. Михал говорит брату: "Или так же, как ты это сделал в «Комнате Шекспира»? Старый Шекспир держит в коробке чернокожую карлицу и бьет ее палкой каждый раз, когда хочет писать новую пьесу…" Только у Бутусова речь идет о пытках любовью.
муха

К-ф "Три билборда на границе Эббинга, Миссури", реж. Мартин Макдонах (2017)

Новая страшная сказка от Макдонаха. Здесь нет театральной условности, огонь настоящий, кровь и ожоги выглядят настоящими, да и сама история кажется очень достоверной, помещенной в реалии американского провинциального городка, но все равно это сказка, или точнее, притча, о том, сколько ненависти в мире и как надо стараться, стараться, стараться, чтобы научиться жить по иным законам. И при этом не терять надежды.
В фильме работают те же законы макдонаховской драматургии и те же правила психологизма, которые он задает в своих пьесах. Снова "крутой мужик", живущий с мамашей (напоминающей других макдонаховских мамаш), "зоопарк" и животные, к которым тянутся люди, и снова болевые точки: семейные проблемы, бытовой расизм, бытовая гомофобия, а здесь еще и карлик до кучи (Макдонах ненавидит дискриминацию по любому признаку). А еще - прямой намек на то, как ведут себя солдаты-победители в "засекреченных" странах (ну там, где много песка).

Временами трэш, временами жесть, сама история болезненная до предела (речь о расследовании изнасилования, убийства и сожжения юной девушки). У меня весь фильм комок был в горле - от жалости практически ко всем персонажам (за исключением солдата-отморозка, конечно) и от безнадежности ситуации - исправить-то ничего уже нельзя. Но вот странность: ситуация безнадежна, а от фильма ощущения безнадежности не остается. Как и от театральных постановок по пьесам драматурга. Я пока не совсем поняла, в чем тут дело. Конечно, во всех этих бедолагах есть искра живой души - как в героях-преступниках Достоевского (даже злодеи Ставрогин и Свидригайлов находят ее в себе - правда, этого хватает лишь на то, чтобы себя и покарать). Но возможно, дело еще и в особенностях драматургии: парадоксальные поступки, точные реплики - и ощущение все равно почти театральной (или литературной) условности, когда думаешь, что все это "понарошку", а значит, можно исправить. Эмоциональности это не отменяет, даже сентиментальности в какой-то мере.
муха

"Гамлет" реж. Ю. Бутусов, Театр им. Ленсовета, 7 февраля 2018.

Я сделала это! Через пару дней после возвращения из Сербии, с незалеченной простудой, невзирая на снежные заносы, с отъездом в Москву сразу же после спектакля. Просто уже было понятно, что ждать лета, чтобы увидеть "Гамлета", никакого терпения не хватит.
Понятно, что моя главная театральная страсть - это Бутусов "угарный", с берущими за душу героями, музыкой, танцами и романтической сценографией. "Гамлет" не таков. Да собственно, и "Дядя Ваня" не таков, и "Сон об осени" (а для меня не таковы все постановки ЮБ после "Трех сестер", хотя для многих "угара" хватает и в "Барабанах", и в "Беге", и в "Добром человеке...") Но страсть - лишь часть любви. По поводу других "частей" рассуждать не буду, скажу лишь, что на "Гамлета" моя любовь распространяется несомненно.
Мне говорили уже, что это спектакль, непохожий на остальные бутусовские, принципиально другой. Это так и не так. По содержанию, по смыслу - знакомая, даже навязчивая для ЮБ тема "маленького человека", который пытается за что-то зацепиться в сложном и враждебном (или равнодушном к нему) мире, найти свое место, кому-то что-то доказать. Таковы и Ричард, и Эдмонд, и Макбет, и действительно "маленькая" китаянка Шен Те, и Яго, и Краглер, и Треплев, и все несчастные "мужики" в "Трех сестрах"... да в каждом бутусовском спектакле такой герой или главный, или очень важный.
Гамлет - квинтэссенция "маленького человека" - ребенок, сын. Все равно сколько ему лет по пьесе - он все равно ребенок. Для Бутусова это оказывается важнее кучи смыслов, которые уже были вытащены из великой трагедии или ждут своего часа. Ну а мы всего лишь дети в мире, который лишь кажется нам взрослым, каждый из нас одинок, каждому страшно.

Собственно, уже Трухин в спектакле МХТ играл Гамлета-подростка, "плохого" подростка, какими они обычно и кажутся взрослым, несчастного, со смятением в душе. Лишившегося такого важного для него человека - отца. Когда в качестве претендента на главную роль в новой постановке был заявлен Илья Дель, стало понятно, куда режиссер снова клонит. Но особенность Деля-актера - сочетание "детскости" и вполне взрослой агрессивной силы, так что "маленький человек" - это, пожалуй, не к нему. В итоге образ героя был решен еще более радикально: Гамлета играет Лаура Пицхелаури, и это уже не подросток. Это ребенок, для которого гендерное существует пока лишь номинально, которому надо, чтобы его любила и жалела мама, чтобы отец его поддерживал, чтобы Йорик его веселил и катал на закорках, чтобы настоящий друг был рядом.
Что же у него есть на деле? Мать - конченая женщина, пьющая, напомаженная кукла. Призрак отца и вымышленный (судя по всему) друг Гораций. Девочка Офелия (тоже несчастный ребенок, явная жертва домашнего насилия), с которой ему и играть не дают. Псевдо-друг Лаэрт. Все светлое существует лишь в его воспоминаниях и видениях. Он - Малыш, которому не повезло еще больше, чем хорошо нам знакомому шведскому (недаром Новиков-Йорик так напоминает Карлсона).
И этот ребенок во взрослом мире бьется, борется, думает - как умеет. Измененный Бутусовым финал с упрямым гамлетовским "буду!" - на мой взгляд, прекрасен. Он закольцовывает спектакль, начинающийся с телефонного быдло-разговора на тему: как умер Гамлет? (вспомнилось ерофеевское "Никто не знает, от чего умер Пушкин").

Collapse )
муха

35 лет назад умер Брежнев

Как быстро и, к сожалению, неудержимо идет время - убиться можно! Брежнев умер 35 лет назад, а я этот день помню, как вчера.
Накануне вечером отцу позвонила сотрудница - в панике. У нее была точная информация, и она очень боялась, что теперь начнется что-то невообразимое: война, беспорядки, хаос... У меня мысли по молодости были заняты другим, и утром я про эту новость забыла: надо было ехать в школу, у нас там с утра была практика. Потом - часа три на то, чтобы перекусить и добраться до института - и занятия.
Кстати, вот странность: обучение дневное, но три года из 5-ти пахали мы в две смены: то практика, а занятия вечером; то вечером занятия по медицине и практика в больнице (мы все в итоге получили военные билеты - медсестры гражданской обороны), а на 4 курсе нас просто всех выставили работать, так как в Москве не хватало учителей (занятия в институте опять же были вечером). И это не говоря уже об осенней "картошке" (я променяла ее на жуткий хлебзавод - чтобы не уезжать из Москвы) и о летней практике.
Но я отвлеклась. В тот день в школе, видимо, ничего не знали, и я о новости забыла окончательно. Потом мы с подругой поехали... в кафе "Прага" - завтракать. Так мы раз в неделю восполняли свою тягу к красивой жизни: очереди почему-то в 12 часов дня там не было, а роскошный омлет с ветчиной стоил совсем недорого. Официанты, белые скатерти, сервировка, музыка... И вдруг я поняла, что музыка непривычная - классика, и все вспомнила.
Мы стали думать (Надя, помнишь?), что будет, когда приедем на занятия. Дело в том, что к семинару по русской литературе нам задали учить басню Фонвизина "Лисица-кознодей", а поскольку до этого наша группа проштрафилась и молодой семинарист обещал репрессии, то мы ее действительно выучили. Мало того, текст найти можно было лишь в читальном зале и потому мы передавали его друг другу в написанном виде - то есть распространяли в списках. А начиналась басня так:

В Ливийской стороне правдивый слух промчался,
Что Лев, звериный царь, в большом лесу скончался.
Стекалися туда скоты со всех сторон
Свидетелями быть огромных похорон.

Как и следовало ожидать, на семинаре преподаватель и не заикнулся о басне, а потом вообще сделал вид, что забыл о ней. Но к концу этого же дня и потом, в течение недели, до нас же самих доходили слухи, что типа "на смерть вождя" уже и стихи кто-то написал - про похороны Льва и про скотов. А заканчивалась басня так:

В его правление невинность не страдала
И правда на суде бесстрашно председала;
Он скотолюбие в душе своей питал,
В нем трона своего подпору почитал;
Был в области своей порядка насадитель,
Художеств и наук был друг и покровитель».
«О лесть подлейшая! — шепнул Собаке Крот. —
Я знал Льва коротко: он был пресущий скот.
муха

"Шекспир", реж. Евгений Кулагин, Гоголь-Центр, Премьера, 9 ноября 2017

После спектакля с таким обязывающим названием хочется сразу же ответить для себя на вопрос: а был ли Шекспир? Понятно, что на конгениальность первоисточнику рассчитывать трудно, но все же хотя бы местами-временами... Отвечу так: получились хореографические иллюстрации к трагедиям, без особой новизны, но красивые, выразительные, а иногда и довольно интересные. В общем, мне понравилось: и пластика актеров, и сценография (Ксении Перетрухиной), и музыка (в целом) - весь стиль спектакля, который в моем сознании с Шекспиром связан. Пожалуй, единственное, чего не хватало точно, это юмора.
Однообразие звукового ряда несколько раз прерывалась отдельными музыкальными сценками. Лучшие оказались связаны с Одином Байроном (если честно, то он был для меня главным стимулом идти на спектакль). Кому он не в радость, тому общая монотонность может быстро наскучить. Байрон то ли с возрастом, то ли в России (время и место) набрал глубины и трагизма. Пожалуй, за такое просветленно-трагическое выражение лица, за открытую эмоцию на российского актера собак бы спустили, настолько это расходится с официальной линией - но это другая тема. Мне он в последнее время нравится все больше и больше.
В одной из сценок (барокко) Байрон танцует, а Сангаджиев и незнакомая мне девушка поют. С этой мелодией в голове я так и ехала потом домой, отпустило лишь ночью. В другой - поет сам Байрон, по-своему, по-американски (вот вам и немного юмора). А еще он читает (на языке Шекспира) монолог, как я понимаю, отца Лоренцо.

Но до этого надо было еще дожить. Предупреждаю тех, кто хочет вести на спектакль школьников: есть мужская обнаженка, и серьезная, в одном эпизоде. Потом еще и другой актер (я запуталась во второстепенных персонажах) начал раздеваться - и нервные зрительницы толпой ломанулись к дверям, но тревога оказалась ложной.
Есть там и очень крутая сцена с "родами Гертруды" - все в рамках приличий, но я испереживалась за героиню. Теперь думаю, что это самая сильная сцена.
Финал хороший: и по мысли, и по красоте (совершенно неожиданно обрушившейся с "неба").
А еще очень порадовало, что театр живет, что в нем идут напряженные творческие процессы, что у артистов не опускаются руки.
PS Как раз накануне прошла новость, что у Серебренникова арестованы счета, квартира и машина. И что у него старые больные родители (отцу недавно сделали операцию), о которых некому заботиться, кроме него.
муха

"Иван и Черт" театр Мастерская, С-Пб, реж. А. Горбатый-мл., гастроли в ТЦ на Страстном

Молодежная постановка по фрагменту "Братьев Карамазовых", про которую нельзя сказать, что типа "не доросли еще". Как раз доросли - до того уровня восприятия и понимания Достоевского, который рассчитан на молодых людей. Здесь берется лишь одна линия, причем и в романе она воспринимается довольно весело, несмотря на весь ужас положения Ивана Карамазова. Уровней и слоев у Достоевского много - и этот точно есть. Актеры Мастерской играют своих ровесников.
Это "легкий" Достоевский. Водевильная подача материала - с помощью веселого оркестрика. "Cолист" (Андрей Дидик, он же автор музыки) произносит текст, вскрывая в нем легкость, свободу, комическую парадоксальность - все то, благодаря чему я с юных лет читала Достоевского запоем, не понимая, почему для многих его язык и образы кажутся тяжелыми.

Вторая причина "легкости" - как ни странно, в прямом следовании автору, без особых режиссерских "фантазий": Черт (Антон Момот)- практически таков, каким его описывает Достоевский, прототип всех будущих Коровьевых (а не Воландов, как в других интерпретациях).
Когда-то Черта (и Смердякова) роскошно играл Геннадий Бортников, сейчас тоже роскошно - Игорь Миркурбанов (и Федора Палыча). То есть разговор Ивана и Черта обычно нагружается дополнительным сложным смыслом за счет "двойников". Спектакль Мастерской выражает другую, более понятную тему: Черт - двойник самого Ивана, точнее, часть его натуры, его "половина" (разные "половинки" реквизита обыгрываются в спектакле). Та самая часть - жизнелюбивая, с изощренным умом, способная выкручивать и поворачивать реальность так, как это в данный момент выгодно.
Дмитрий Житков, играет Ивана не утонченным неврастеником, а молодым брутальным студентом, с чувством собственного достоинства, крепко стоящим на ногах. И понятно, что вертлявый, кривляющийся, подловатый "двойник" действительно должен оскорблять эстетическое чувство героя.
Спектакль лихо поставлен и лихо играется, в нем есть некая "хлестаковщина" (Хлестакова там упоминают). И больше всего подходит, конечно, для молодежной зрительской аудитории.
муха

"Маленькие трагедии" реж. Кирилл Серебренников, Гоголь-Центр, Премьера, 15.09.2017

Они говорили, что спектакль сложился еще в мае, потому довести его до конца и выпустить премьеру при арестованном режиссере, не имеющем доступа к работе - это реально. Да! "Маленькие трагедии" - полноценный, законченный, сильный спектакль. Честно говоря, я такого уровня не ожидала, но в то же время не продавала билет (были желающие купить). Хотела посмотреть, что получилось - не с целью поддержки временно осиротевшего театра, а просто было любопытно увидеть хотя бы наметки, понять вектор, режиссерский взгляд на Пушкина, так как главной мотивацией идти и смотреть был именно материал.
В итоге - сильное, глубокое и сложное впечатление, такое, что, пожалуй, надо еще идти. Чтобы не поддаваться нервозной и пафосной обстановке, без которой не обошлась бы премьера, приехала почти к началу - и смотрела именно спектакль, довольно быстро забыв о сопутствующих обстоятельствах.

Компоновка сцен немного напомнила "Кому на Руси жить хорошо", действие развивается по главам. Логика понятная, прямая, но о линейности речи нет: довольно разнородные (у Пушкина) драматические произведения органично объединены в одно. Прежде всего текстом, подающимся в единой стилистике - актерами и титрами на экране. А еще сквозными героями, точнее, сквозными актерами, играющими в разных главах.
Тема задается сразу, первая сцена - Пролог, "Пророк". С "шестикрылым" Серафимом будущий Пророк (Филипп Авдеев) встречается в буфете Курского вокзала, что для ГЦ логично. И с ним в буквальном смысле происходит то, о чем говорится в стихотворении. Дар "жечь" он получает путем немыслимых мучений, в которых мало высокого, больше - вокзального, стихам предстоит расти из сора. И дальше на сцену выходит рэпер Хаски, его музыкальные номера служат удачными перебивками между главами - противоречий никаких.
Дальше - "Моцарт и Сальери", снова Филипп Авдеев (уже Моцарт) и Никита Кукушкин (Сальери). Эти две сцены очень хороши, дальше иногда будет возникать бестолковщина (впрочем, как и в "Кому на Руси...") чередование удачного и не очень. Безусловно удачно - использование стихотворений Пушкина, не входящих в "трагедии", в том числе "срамных"- в исполнении охальника Кукушкина, и юношеских - в исполнении Майи Ивашкевич (вот ведь: старческие ходунки, налепленные бакенбарды, а как хорошо!)
Возможно, здесь как раз сказалось отсутствие "руки мастера" на последнем этапе работы, но не особенно убедил "Скупой рыцарь", показался сумбурным; сцена "Из "Фауста", в общем-то, понятна, но не доведена до конца, Мефистофеля не хватило - пусть даже того, каким он здесь представлен. С "Каменным гостем" у меня самой проблема в восприятии: на месте Семена Штейнберга все время мерещился Один Байрон, и его отсутствие разочаровывало. Однако теперь уже не хочется, чтобы что-то менялось, улучшалось, пусть остается как есть. Тем более что мощный финал компенсировал все.
"Пир во время чумы" происходит то ли в больнице, то ли в доме престарелых. "Чума", однако, есть, и все борются с ней, как могут. Серебренников прекрасно использует возможности старого состава актеров (здесь - актрис), конечно, тех, с кем нашел общий язык. Светлана Брагарник, Ольга Науменко, Майя Ивашкевич свободно и ярко существуют в предложенных кафкианских обстоятельствах. Руководит ими Председатель - Алексей Агранович (с большой радостью снова увидела его на сцене). "Гимн чуме" в его исполнении становится гимном человеческой стойкости.
В отличие от "Кому на Руси..." (меня почему-то все время тянет сравнивать эти два спектакля), в "Трагедиях" есть несколько сильных актерских работ (в "Руси" рядом с Добровольской, появившейся в последнем действии, остальные казались мальчишками и щенками). Филипп Авдеев, Алексей Агранович, Вика Исакова и Никита Кукушкин произвели сильное впечатление. Исакова и произнесла роковую фразу из "Пира", от которой грохнул зал: "Матильды чистый дух тебя зовет". Произнесла легко и естественно - как и надо для эффекта. А вообще при всей актуальности спектакля никто эту актуальность зрителям в нос не совал, никакой демонстративности, все очень взвешенно.
Понятно, что этого к делу не пришьешь, но сам факт премьеры такого уровня, прекрасной работы и актеров, и служб говорит в защиту худрука, которому действительно удалось создать в Москве новое "место силы", культурный центр, и учат здесь только хорошему - ну ей Богу!
А это - "рука мастера", маленькое видеообращение к зрителям на поклонах.





Collapse )
муха

К декабрьскому сочинению 2017-2018

5 направлений

1. «Верность и измена».
В рамках направления можно рассуждать о верности и измене как противоположных проявлениях человеческой личности, рассматривая их с философской, этической, психологической точек зрения и обращаясь к жизненным и литературным примерам.
Понятия «верность» и «измена» оказываются в центре сюжетов многих произведений разных эпох и характеризуют поступки героев в ситуации нравственного выбора как в личностных взаимоотношениях, так и в социальном контексте.

2. «Равнодушие и отзывчивость»
Темы данного направления нацеливают учащихся на осмысление разных типов отношения человека к людям и к миру (безразличие к окружающим, нежелание тратить душевные силы на чужую жизнь или искренняя готовность разделить с ближним его радости и беды, оказать ему бескорыстную помощь).
В литературе мы встречаем, с одной стороны, героев с горячим сердцем, готовых откликаться на чужие радости и беды, а с другой – персонажей, воплощающих противоположный, эгоистический, тип личности.

3. «Цели и средства»
Понятия данного направления взаимосвязаны и позволяют задуматься о жизненных устремлениях человека, важности осмысленного целеполагания, умении правильно соотносить цель и средства ее достижения, а также об этической оценке действий человека.
Во многих литературных произведениях представлены персонажи, намеренно или ошибочно избравшие негодные средства для реализации своих планов. И нередко оказывается, что благая цель служит лишь прикрытием истинных (низменных) планов. Таким персонажам противопоставлены герои, для которых средства достижения высокой цели неотделимы от требований морали.

4. «Смелость и трусость»
В основе данного направления лежит сопоставление противоположных проявлений человеческого «я»: готовности к решительным поступкам и стремления спрятаться от опасности, уклониться от разрешения сложных, порой экстремальных жизненных ситуаций.
На страницах многих литературных произведений представлены как герои, способные к смелым действиям, так и персонажи, демонстрирующие слабость духа и отсутствие воли.

5. «Человек и общество»
Для тем данного направления актуален взгляд на человека как представителя социума. Общество во многом формирует личность, но и личность способна оказывать влияние на социум. Темы позволят рассмотреть проблему личности и общества с разных сторон: с точки зрения их гармоничного взаимодействия, сложного противостояния или непримиримого конфликта. Не менее важно задуматься об условиях, при которых человек должен подчиниться общественным законам, а общество – учитывать интересы каждого человека. Литература всегда проявляла интерес к проблеме взаимоотношений человека и общества, созидательным или разрушительным последствиям этого взаимодействия для отдельной личности и для человеческой цивилизации.
муха

Карабиха. "Кому на Руси жить хорошо?"

Поселок Карабиха находится неподалеку от Ярославля, доехать туда на такси по местным ценам стоит не больше 300 рублей. Здесь расположен Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник Н.А.Некрасова. Поскольку Некрасов при советской власти высоко ценился, он считался по-настоящему народным поэтом, то и отношение к его музею было соответственным, это чувствуется и сейчас: музей в очень хорошем состоянии, за парком ухаживают и вообще - видно, что жизнь здесь кипит, посетителей много, интерес к творчеству поэта не угас. И уж тем более хочется в хорошую погоду побродить по красивому зеленому месту, да еще и на балконы-веранды пускают посетителей (а в бельведер не пустили, специального сотрудника не оказалось на месте). Вот какие виды открываются с балконов, уходить не хочется!



Collapse )
муха

"Кузмин. Форель разбивает лёд", реж. Владислав Наставшев, Гоголь-Центр

Это второй из "поэтических" спектаклей Гоголь-Центра, которые я смотрела. Всего их предполагается пять (в следующем сезоне - о Маяковском) - по числу лучей пятиконечной звезды, которая является основой сценографии. У звезды - двойной смысл: пятиконечность отсылает к советской эпохе, но в то же время речь все-таки о "звездах", о пяти выдающихся поэтах, выбранных по очевидно субъективному принципу. Видимо, я посмотрю все, потому что и второй спектакль мне очень понравился.
Старый и больной поэт декламирует свои стихи из последней прижизненный книги, а перед его мысленным взором проходят персонажи и события прежних лет - как выступления в кабаре, сцена которого представляет собой наклоненную в сторону зала ледяную звезду. Звезду, по которой скользит, с постоянным риском сорваться в пропасть, о которую бьется с надеждой пробиться в бесконечность, в вечность, к чужому сердцу - абсолютно прекрасный герой Одина Байрона.
Я довольно спокойно относилась к ролям Байрона в Сатириконе. Понятно, что тогда он был молодым и неопытным, но главное - не соответствовал стилистике Сатирикона, его огромной сцене и репертуару. Теперь, после Чичикова и Кузмина (Кафку еще не видела), мне кажется, что в Гоголь-Центре актер нашел себя, получился какой-то российский Бродвей.

Спектакль Наставшева, конечно, авторский (режиссер выступает еще и в качестве композитора и художника), но держится он в основном на Байроне - на его пении, на пластике, на его актерской индивидуальности. Старый Кузмин (Илья Ромашко) представляет себе людей, с которыми прежде встречался, в несколько карикатурном виде - всех, кроме себя самого. Байрон играет Кузмина во цвете лет, успешного, красивого, сложного, ищущего любви - таким бы хотел себя видеть сам поэт, это персонаж из фантазий, на которого зрители смотрят со стороны. И это - персонаж русской богемы, четко приписанный к Серебряному веку. Правда, Серебряный век здесь не выходит за рамки личной драмы, но эта драма и сам герой вобрали в себя особенности эпохи и во многом определяются ею.
Байрон почти все время на сцене. Язык его героя - музыка, пение, пластика. Он поет стильные и мелодичные романсы на стихи Кузмина, танцует на заплетающихся ногах, постоянно теряя равновесие, падает на покрытый трещинами "лед", скользит по нему, барахтается на лонже, поднятый вверх - как цирковой воздушный гимнаст. Его совсем уже небольшой акцент добавляет пикантности к исполнению (все-таки Серебряный век - век вычурный, манерный). При этом - много иронии, тонкой, красивой. Да и сама история "любовного треугольника", которая легла в основу сюжета, не только драматична, но иронична по сути. Недаром Ольга Гильдебрант-Арбенина (Мария Селезнева), хорошенькая и наивная, и мысли, кажется не допускала, что ее мужа Юрия Юркуна (Георгий Кудренко) и поэта Кузмина связывают близкие отношения. Любовная драма двух мужчин разворачивается на фоне ее наивного щебетания.
Тема, конечно, рискованная по нынешним временам, но спектакль поставлен с большим вкусом и тактом, придраться здесь явно не к чему. В общем, я получила большое эмоциональное и эстетическое удовольствие, хотя впечатление от "Пастернака" было, пожалуй, сильнее и глубже, но это, возможно, личное.



Фото с сайта театра http://gogolcenter.com/