Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

муха

Продолжаю... Париж. Оранжери

Спустя время стало понятно, что поездка оставила бОльший след в душе, чем показалось вначале. Потому я продолжаю вспоминать и писать о ней.
Итак, утром второго дня в Париже мы собрали свои нехитрые вещички и покинули апартаменты. Выходя из лифта, столкнулись с хозяином, познакомились и немного поговорили. Мэтр Гийом оказался классическим французом - очаровательным и щеголеватым, и он был единственным французом, с которым мы общались в эту поездку. Он был уверен, что нас ждет такси (цена апартаментов предполагала такое) - ну да, ну да... Вечером нас ждал автобус до Брюсселя, а пока надо было с пользой и с удовольствием провести время, при том что вещи, хоть и нетяжелые, сильно мешали. К тому же на город наконец-то навалилась июльская жара. И мы воспользовались настойчивым советом моего питерского приятеля, который очень возмущался тем, что я хочу обойтись без музеев, и дал мне четкую наводку на галерею Оранжери (кстати, работающую по понедельникам).
Так что мы выскочили из метро на площади Конкорд, посмотрели на залитый солнцем Тюильри, постояли минут 20 в очереди, избавились от вещей в камере хранения музея - и вот мы здесь, с вайфаем и кондиционером!
Первым делом - в кафе, чтобы перевести дух. Оно маленькое, люди с подносами мешают друг другу, но когда мы нашли место, даже уходить не хотелось. Тем более что тут же располагался музейный магазинчик, а я их обожаю, потому с удовольствием следила за тем, как дамы примеряют воздушные шарфики с импрессионистским принтом (их цена зашкаливала). Подтвердилось, что импрессионисты и их последователи необыкновенно декоративны... и что я их, видимо, уже отлюбила в юности.
Главная фишка Оранжери - огромные картины Моне - "Лилии". Они занимают два больших зала, и ты ходишь по ним, как по Оранжерее. Сын тут же наладил связь с московскими друзьями, начал всё им рассказывать и показывать, а я пыталась понять, почему Моне уже не производит на меня такого же эффекта, как раньше.



Collapse )
муха

Немного о Брюсселе

Поездка в Брюссель была единственной бездарной из всех, причем тупить мы начали заранее, запланировав ее на понедельник, когда музеи (могли бы догадаться) были закрыты. Так что пролетела я мимо Магрита (именно о нем меня почему-то и спрашивают теперь).
Да еще наконец-то попали под дождь, и город выглядел примерно так.



Collapse )
муха

Римские каникулы. Бытовые истории

Путешественники из нас те еще, однако поездку удалось организовать на удивление грамотно: с нужным количеством значимых мест, выездом за город в самой середине вояжа и минимумом хождений в последний день. Но без дурацких мелких бытовых неурядиц, конечно, не обошлось.
Началось с того, что я забыла дома очки, без которых уже как без рук. Они мне нужны только для чтения, но читать-то было необходимо. Решила, что куплю в аэропорту, и не ошиблась. Несмотря на поздний час, когда большинство магазинчиков Шереметьево были закрыты, нашла очки там, где продаются журналы - пластиковые, почти за 3 тыс., но, когда надо, не жалко никаких денег. Тем более что до аэропорта и обратно ехали на такси "Везет", и это было дешевле, чем ожидали.
Время вылета и прилета - неудобное (ALITALIA), так что пару часов до заселения пришлось куковать с вещами в кафешке. А в день отъезда сдали вещи в камеру хранения и отправились в Тиволи, потому что хотя бы часть времени можно было не бродить, а ехать на электричке и крутить головой, обозревая окрестности. Тиволи - городок примерно в часе езды от Рима, поезд отходит с вокзала Тибуртина. Чтобы понять, когда отправление и с какого пути, пришлось обращаться за помощью к кассирам, а потом побегать по подземному переходу. Конечная станция - не Тиволи, так что нужный поезд нашли не сразу. Обратно - тоже трудности, непонятно было, с какого пути отходит наша электричка, благо вокзал небольшой. Все чинно сидели на одной платформе, потом поднялись и рванули на другую.
Collapse )
муха

Кусочек Дня Города на Тверской ("Карнавальная ночь")

Ездила за билетами в театр Пушкина и заодно прихватила кусочек Дня Города. Народу многовато, но терпимо, все не торопясь бредут, куда хотят, таращатся на инсталляции, фотографируются. Народ праздношатающийся, стало быть есть праздник.
Как известно, нынче Год Кино, и под эту тему в Центре, в основном, и оформлено пространство. Я шла через сквер с фонтаном (рядом с Тверским бульваром), названия которого не знаю до сих пор, да и есть ли оно? И попала в эпицентр "Карнавальной ночи". Сквер украшен такими вот "хлопушками".


Collapse )
муха

к-ф "Левиафан", реж. А.Звягинцев

Это не фильм, а проповедь позднего Льва Толстого, рассказанная языком кино. Все просто: государство - зло, власть - зло, православная церковь - зло, женщина - не человек, а самка и орудие Дьявола.
У нас есть два Левиафана. Один живет внутри и извращает все благое: любовь, дружбу, чувство долга, веру, заботу о детях... Другого (государство и религию) мы создаем сами, пытаясь как-то ограничить первого, но получается только хуже.
История, рассказанная Звягинцевым универсальна, с некоторой ориентацией на экспорт. "Стерильная" картинка, условное место действия, интернациональный облик Серебрякова и Вдовиченкова. Из собственно русских реалий, пожалуй, только Мэр в прекрасном исполнении Романа Мадянова, портреты "вождей" в качестве мишеней и официозная проповедь в храме. Остальное - общие места. Пьянство снято так, будто иностранец снимал, гоббсовский и библейский левиафаны, иона и иов смешаны в кучу. В этом мире комфортно среднему зрителю (американскому, европейскому, российскому). Чего стоит Серебряков, через много лет после "Груза 200" снова допытывающийся про Бога - тоже общее место, по сравнению с тем, балабановским. Но этот его разговор с толстовским мужичком-священником, обладателем истинной веры, окончательно прояснил картину.
Маленький священник трактует веру по-своему, а Церковный иерарх в разговоре с Мэром говорит, что вся власть от "бога", но мы-то понимаем, от какого бога и чего стоит его "правда". Преступно и аморально все, что имеет отношение к "власти". Приятель героя и его жена легко допускают, что Николай - убийца (конечно, приятель же в ГИБДД работает), а потом свидетельствуют против него. Московский друг-адвокат, нарывший компромат на Мэра, целеустремленный, горящий желанием помочь Николаю, под носом у него трахает его жену (конечно, он же юрист, что ему правила морали!). О жене разговор особый. В фильме-притче Елена Лядова играет не Женщину и даже не женщину-ведьму, а самку, орудие соблазна. Ее и зовут Лилей (= Лилит), она сама не может справиться со своими инстинктами и в конце концов губит и себя, и мужа. Сын Николая Рома с самого начала видит в ней главного врага, так и говорит, что все зло от нее, и это не простая ненависть к мачехе (недаром мальчик столько времени проводит в "настоящем" храме - старинной разрушенной церкви).
"Критика существующего строя" в фильме играет второстепенную роль, хотя именно эта линия по большей части способствовала его пиару. Звягинцев старается говорить о вечном, поэтому получилась не наша российская чернуха, а чернуха мировая, общечеловеческая. И с одним-то Левиафаном трудно справиться, а с двумя - практически невозможно. Предлагать не только трактовку жизни, но и решение в духе позднего Толстого было бы наивностью, которой художник счастливо избежал, в итоге вообще не оставив надежды на выход.